Социально-гуманистичесое движение «Берег»
Перейти на главную Карта сайта Обратная связь
Добро пожаловать!
22 Июля 2019 г. 19:53

Уважаемый пользователь, рады приветствовать Вас на нашем сайте, наполняемом:

- Фондом реформирования социальной сферы «Территория»,
- Общественной организацией защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение»,
- Уральским региональным отделением Международного ИнститутаГуманитарно-политических исследований (http://www.igpi.ru/), и
- Ассоциацией региональных медицинских страховщиков (АРМС) "Территория".

Извините, если Вы не можете найти заинтересовавших Вас материалов, либо даты, обозначенные на них, не отвечают действительности, но у нас не получается поддерживать сайт в идеальном состоянии.

Наши партнеры
«Издание «БЕРЕГ»
Наши публикации:

Речь пойдет об уникальном социальном эксперименте, проводимом согласно правилам экономики, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя. Способно ли, с одной стороны, современное российское общество пользоваться доступными каждому гражданину, вне зависимости от его социального положения, инструментами влияния на качество государственных социальных услуг, а, с другой, заинтересован ли властный административный аппарат в такой функции? Эксперимент проводится ООО Медицинского страхования «Мегус-АМТ» в рамках обязательного медицинского страхования.

Гос. дума приняла во втором чтении  закон о обязательном медицинском страховании. За него проголосовали 370 депутатов.

"Долой глобализацию!" ( Поддерживая крупные банки, власть душит малый бизнес.) 41 (661) от 10 ноября 2008. адрес www.dkvartal.ru/ magazines/ dk-ekb/ 2008/ n41/tribuna dolojj globalizaciju.

Когда соединяют слова «медицина» и «коррупция», подразумевают обычно прегрешения в бюджетной сфере вроде нечестных конкурсов на поставку лекарств или оборудования. Но такое понимание сводит глобальную проблему к «отдельным недостаткам»...

есть и более полный вариант этого текста: «Медицина и коррупция (причем мы и Комитет 101?)»

статья Вячеслава Игрунова, директора МИГПИ.», Читать подробнее...
 

Движение «БЕРЕГ»
Социально-гуманистичесое движение «Берег»
 
Проблемы финансирования здравоохранения и медицинское страхование
   27.11.2004 г.
Анализ текущей ситуации в здравоохранении и предложения по организации его финансирования.

Преобразования сфере здравоохранения "идут вяло, медленно и пока не дают каких-либо значимых результатов».
президент В.Путин в ежегодном послании Федеральному собранию. О некоторых причинах этого размышляет лидер свердловского отделения партии «СЛОН, руководитель отдела анализа проблем финансирования социальных мероприятий фонда «Территория» М.Стародубцев

Беда нашей социальной политики – ее оторванность от интересов конкретных граждан, является проблемой всего гражданского общества. При этом Власть, не смотря на свои декларации, на самом деле способствует сложившемуся положению, всячески лишая граждан свободы, даже в части выбора организатора их социальной защиты. Формируя общественную пассивность, психологическую зависимость, иждивенческие настроения. Как следствие - квалифицированный общественный арбитраж предложений Правительства – практически отсутствует. В т.ч. по причине гражданского неверия в свои возможности. Что вступает в противоречие с практикой стран с устоявшейся демократической системой. Где вопросы (и тонкости) организации социальной защиты являются основой политического процесса.

Вот и основной проблемой Российского здравоохранения следует признать то, что ни Государство, ни общество до сих пор так и не определилось к нему в своем отношении. Что доказывает судьба его непрерывного реформирования. Ведущая к чему угодно – только не к изменениям к лучшему. Последние примеры – ситуация с многострадальным законом об обязательном медицинском страховании. Который обещают принять «вот-вот». Причем, опять, без внятного обсуждения, келейно и «по быстрому». Хорошее дело так не делается. И это не пустая «народная примета», тому есть существенные доказательства.

Разберем предмет анализа подробнее:

1. Дефицит финансирования медицины. И каким способом Правительство планирует его использовать.
Общим местом стали обещания, «золотого дождя», который должен пролиться на медицинское обеспечение льготников. Суммы называются вполне приличные – более 50 млрд. руб. Но, почему-то, умалчивается, что эти, заметьте, целевые (!) деньги (и то не в полной мере), поступив в распоряжение фонда обязательного медицинского страхования, в лучшем случае (в общей сумме) приведут его к положению уже прошедшего, 2004г. А если учитывать, что в рамках реформы межбюджетных отношений «зона ответственности» местных администраций за медицину существенно сократится – то риск неопределенности за финансовое обеспечение здравоохранения превышает все мыслимые пределы. И это во время невиданного профицита федерального бюджета и рекордов по золотовалютным резервам ЦБ!

Тревогу усугубляет и неопределенность правого статуса предполагаемого источника финансирования – системы ОМС. Так именно в законе об ОМС должен быть прописан механизм работы страховых компаний по обеспечению населения льготными лекарствами. Обещается что именно через них будут проходить все бюджетные деньги, выделяемые на эти цели, а это целых 53 млрд руб. Причем, формально без принятия этого закона, в следующем году льготники не смогут получить медицинскую часть социального пакета.
Но, повторяем, никто даже не может предполагать, что в этом законе. И можно понять – почему.
Противоречий и «подводных мин» в этом, «Зурабовском» проекте, по меньшей мере не меньше, нежели в отклоненном весной этого же года проекте закона «от Минэкономики». Зато уже есть опыт, когда ГосДума «визирует» правительственные предложения практически без возражений. Не потому ли уважаемый министр здравоохранения с такой потрясающей уверенностью обещает, что закон (повторяю – который еще не обсуждался публично) будет принят и начнет действовать с 2005г. До которого уже ничего не осталось!

Но, наверное, пора остановиться на нескольких «топовых» его новациях:
Начнем с того, что предполагается, что практически все средства ОМС пойдут через страховые компании. А это - недостаточные для здравоохранения – но вполне интересные для бизнеса, миллиарды рублей. Что может быть основным указателем на тех, кто помогает лоббировать закон в такой спешке. Тогда, когда не определен даже основной вариант работы со средствами ОМС. Начиная с того, как трактовать термин «страховые принципы» в государственном финансировании медицины. Дело в том, в этом, казалось бы чисто техническом, споре сошлись интересы сразу трех ведомств: Минздрава, Минфина и Минэкономики. По логике минфина – страховой принцип следует понимать классически – платеж в страховую компанию и последующая ее полная ответственность за обеспечение финансирования исходя из математического расчета суммы плановых затрат, т.с. управления рисками. Сумму платежа определяет государство. Наиболее близкий пример – ОСАГО. Но применение того, что (весьма условно!) проходит в обязательном автостраховании – чрезвычайно опасно в медицине. То, что, пусть и довольно громко скрипя, переносят автомобилисты – вся страна не переживет. В прямом смысле слова. Ибо если рассчитывать тариф (сумму страхового взноса), из расчета реальных потребностей (причем придется это делать публично) – то мы увидим такое, что и самому минфину мало не покажется.

И здесь не обойтись без статистики: Считается, что расходы государства на здравоохранение постоянно снижаются: так, если в 2002 г. они составляли 3,1% ВВП, то в 2003 г. — лишь 2,9%, более того, доля расходов на медицину в консолидированных бюджетах субъектов РФ, включая взносы на ОМС неработающего населения, за период с 1998 г. по 2003 г. сократилась почти в два раза. Притом, что сами бюджеты за этот период выросли почти в семь раз. По иным же данным - наши расходы еще ниже - 2,2 процента ВВП, против Европейских 6-8% ВВП. И это происходит когда мы уже взяли на себя определенные обязательства, подписав т.е. «Европейскую хартию». Да и рекомендация Всемирной организации здравоохранения — более 5 процентов от ВВП.
Есть и иные показатели, к примеру, покупка лекарственных средств. На которые граждане тратят личных денег в два раза больше, чем на эти цели выделяет государство. Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, «результаты выборочных социальных обследований бюджетов домашних хозяйств показали, что если учитывать теневой сектор рынка медицинских услуг, то доля расходов граждан из личных средств возрастет до 45% от совокупных расходов на медицинскую помощь» (RBC daily, 30.09.04 г).
По официальным данным (которые так же рознятся), недофинансирование медицины составляет лишь 10-15%. Столь оптимистичная цифра получается потому, что в основу своих расчетов статистики кладут не менее оптимистичные нормативы Минздрава, согласно которым, например, один койко-день стоит в России $6-7. Для сравнения: в значительно более бедной Армении этот показатель составляет $13, в Литве — $45. В то же время армия людей в белых халатах, доставшаяся нам в наследство от советских времен, — самая большая в мире. В России на 10 тыс. человек приходится 47 докторов, в Западной Европе и США — меньше 30. От принципа же содержания большого и голодного – а значит неэффективного войска, склонного к мародерству и коррупции несет такой дремучей африканской архаикой, которая в современных условиях совершенна неприлична. Не говоря уже об общем результате. В т.ч. по числу потерь населения.

При этом, если что-то меняется по армии «настоящей», то в социалке картина противоположна:
Так в 2003 году в систему обязательного медицинского страхования поступило средств на сумму 151,8 млрд руб. Основную часть поступлений — 88,0 млрд руб. (58%) составили средства единого социального налога. Страховые взносы на обязательное медицинское страхование неработающих граждан составили 50,0 млрд руб. (33%). И хотя рост средств за счет этого источника составил в 2003 году 1,2 раза, к сожалению, они покрывают только 40,0% потребности в этих средствах..В этом же году Комитет Госдумы по охране здоровья одобрил правительственный законопроект первого чтения бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2005 год". Доходы и расходы фонда предусмотрены в сумме 88,9917 млрд рублей. В 2005 году доходы бюджета ФОМС будут формироваться не только за счет налогов, подлежащих зачислению в бюджет Фонда, но и средств федерального бюджета, передаваемых в Фонд на обеспечение отдельных категорий граждан лекарственными средствами и на обязательное медицинское страхование неработающего населения (детей). Но об этом мы уже говорили – это – целевые средства. Ведь согласно проекту федерального бюджета на 2005 год, в ФОМС будет направлено 53,7917 млрд рублей, из которых 50,7917 млрд рублей пойдут на реализацию "социального пакета" в части обеспечения льготных категорий граждан лекарственными средствами и 3 млрд рублей — на субсидии на обязательное медицинское страхование неработающего населения. Указанные средства составят 60,4% от доходов Основную часть собственных доходов Фонда — 30,6285 млрд рублей — планируется направить на дотации территориальным фондам ОМС.
В заключении Комитета на законопроект говорится, что резкое снижение ставки ЕСН, зачисляемой в территориальные фонды ОМС (с 3,4% до 2%), и последующее за этим сокращение поступлений денежных средств в указанные фонды ставит перед Федеральным ФОМС трудную задачу — даже при четырехкратном увеличении ставки ЕСН, зачисляемой в этот Фонд, полностью компенсировать территориальным фондам выпадающие доходы он не сможет. Так, по данным правительства, в 2005 году условно-расчетный дефицит Базовой программы ОМС в целом по Российской Федерации составит 103 млрд рублей. При этом Федеральный фонд ОМС сможет компенсировать территориям (через дотации) только 27,6 млрд рублей от указанной суммы.
Отмечено, что системе обязательного медицинского страхования не компенсированы выпадающие доходы в связи со снижением ставок ЕСН. По оценке комитета, выпадающие доходы составят как минимум 29 млрд. рублей. "Несмотря на то что в бюджет ФОМС из федерального бюджета будут переданы значительные суммы, они носят строго целевой характер (лекарственное обеспечение льготных категорий) и не отразятся на финансировании Базовой программы ОМС", — говорится в заключении Комитета.
(МК-Новости, 01.10.04 г.)

И, в заключение, еще одно авторитетное мнение – автора отвергнутого законопроекта об ОМС из Минэкономики Михаила Дмитриева: «За 10 лет в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) образовалась колоссальная финансовая брешь — ежегодный дефицит составляет порядка 50 млрд. рублей».

Т.е., «считать по правилам» нашему правительству очень не хочется.
Но, один из наиболее умных его членов, Михаил Зурабов, похоже нашел чрезвычайно изящный способ решить вопрос «перевода стрелок» недовольства медиков и всего народа от авторов реформы. От себя - на страховые компании. Пытаясь поймать их на почти «бесплатный сыр» государственного страхования. Министр, будучи не просто страховщиком, но и основателем, ставшей ведущей силой в отечественном медстаховании, компании МАКС, отлично понимает своих коллег. Движимых не только классическим цинизмом коммерческого принципа «прибыль превыше всего», но и банальным инстинктом самосохранения. Поэтому они и должны будут, раззорив окончательно существующую медицину, открыть ворота для частной. Ряд лоббистов этого положения, а именно крупные московские компании, горячо заинтересованы в таком развитии событий.

Для этого так же, в тихушку, лоббируется иная новация.
Вот в «Пояснительной записке» Минздрава к «основному» законопроекту, в разделе «Проблемы системы обязательного медицинского страхования»: есть существенное замечание, что «….страховщики не несут финансовых рисков в отношении оплаты медицинской помощи и поэтому не заинтересованы в стимулировании структурных преобразований в здравоохранении». Формально, опять же, с чисто технологической, страховой точки зрения, все верно. Но мы считаем, что данная сентенция возникла исходя из неверного определения причинно-следственных механизмов. Т.к. «не заинтересованность в стимулировании структурных преобразований в здравоохранении» возникает не в результате наличия-отсутствия классических страховых рисков, а в результате отсутствия уже указанного механизма «конкуренции страховщиков как "фактора более эффективного взаимодействия с медицинскими организациям в интересах застрахованных».
Из указанного в «Пояснительной записке» замечания фактически следует следующее предложение в главе «Роль страховых медицинских организаций»: п.5. «Вводится система разделения финансовых рисков между территориальным фондом ОМС и страховщиками: последние будут брать на себя часть рисков, связанных с отклонениями фактических расходов на оказание медицинской помощи застрахованным от плановых. Соответственно, повысится мотивация страховщиков к управлению издержками оказания медицинской помощи застрахованным».
На самом деле это очень опасное предложение, ибо в таком случае основой финансовой эффективности страховщиков будет экономия средств ОМС, получаемая за счет снижения финансирования ЛПУ. Т.е. стремления минимизировать сроки лечения, затраты ЛПУ. Контроль качество лечения в такой ситуации естественно становится вторичным.

Вот и глава департамента минфина - руководитель Росстрахнадзора г-н Ломакин-Румянцев, считает, что «если ОМС - это страхование, то пусть страховщики, которые работают с этими средствами, будут в тех же условиях, как и другие страховые компании». Однако, резюмировать вышеизложенное можно и следующим образом: что «точка зрения минфина является недопустимым технократизмом, формализмом, упрощением экономического подхода по отношению к социальной роли, которая возложена на медицинское страхование.

2. Мы считаем необходимым совершенно иной подход:

К организации ОМС нужно относиться не схоластически, а как к использованию ПРИНЦИПОВ страхования в системе частно-государственного партнерства при организации социальной защиты. В ОМС принципы частно-государственного партнерства при ГОСУДАРСТВЕННОМ страховании, при организации ГОСУДАРСТВЕННОЙ социальной защиты и должны определять разницу между ОМС, как формой социальной защиты (основанной на принципах страхования) и «дополнительным», «добровольным» медицинским страхованием. Которое и основано на использовании принципа частно-предпринимательского риска, и потому должно регулироваться по обычным страховым правилам. Точно так же должен определяться (отделяться) «некоммерческий» принцип организации ОМС в отличии от классического, «коммерческого» ДМС. Т.е. существующее сейчас определение деятельности по ОМС как «некоммерческая» должно быть безусловно сохранено.

2.1. «государственно-частное партнерство» (отдельная глава). Чуть отвлекемся.

Выдвинутая идея «государственно-частного партнерства» только на первый взгляд является новой. Де юре она работает в России с 1991г., де-факто – с 1994г. Формально регулируея довольно большой сегмент общественно-экономических отношений – обязательное медицинское страхование (ОМС). Где партнерами государственного внебюджетного фонда (Фонда ОМС) выступают частные организации – страховые медицинские компании. То же, что практика этого партнерства оказалась далекой от идеальной, виновны не столь частники, сколько само государство. Вернее его региональные представители. Повернувшие законодательство таким образом, что частные партнеры стали всего лишь функциональным придатком бюрократической системы. Сделано это было следующим образом – из схемы убрали наиболее заинтересованное звено. Самого гражданина. Лишив его права свободного выбора частного оператора. Тем самым выхолостив идею конкурентоспособности организаций, использующих государственные деньги с целью получения максимально эффективной услуги для населения, - до конкурсов, где роль арбитров чиновники, конечно же, никому не отдают. Периодически возникающие скандалы с этими конкурсами (как в Питере) ничем не кончаются. Ибо спорить с властью не желает никто. Или почти никто (есть более успешные прецеденты в Свердловской области). Но, если бы схема, по многим причинам почти идеально подходящая для государственной (!) организации финансирования медицины заработала – ее легко можно было бы экстраполировать и на другие сегменты социальной защиты. На социальную реабилитацию, борьбу с наркоманией. Где, точно также государству (!) необходимо выделить целевую сумму, которую может запросить частный реабилитационный центр, который выбрал больной (или его опекун). Вот вам, пожалуйста, и реальная поддержка «некоммерческого сектора», а не тот организационно-публицистический бред, существующий сейчас. И здесь ничего особого изобретать не надо. Пример успешно хозяйствующей некоммерческой организации (с соответствующим уровнем правового регулирования) у нас есть. Центробанк называется. Кстати – по действующему закону об ОМС от 1991г. и деятельность частных медицинских страховых компаний по ОМС должна быть некоммерческой. Что совершенно верно. Хотя данное положение ряд влиятельных фигур уже не устраивает. Но ведь, как у нас это принято, не только у Кремля много башен – и в правительстве много людей к которым много дверей, по которым заходят разные люди…

А так, конечно можно продолжать и дальше игнорировать социалистическую экономику, преподнося ее как основного «Врага рода человеческого», при этом не вникая даже в смысл самого термина. Означающего, всего-навсего, инвестиционный приоритет социальных (общественных) потребностей. А если посмотреть на «социальные» отрасли народного хозяйства более объективно, то в них легко увидеть обычный экономический потенциал. Требующий иного системного организационного подхода. Что же мешает «социалке» отстраниться от надменно приклеенного ей ярлыка «назойливой приживалки» для «капитанов капиталистической индустрии», «локомотивов отечественного роста» и т.п.? Ведь в ней, в сущности, все так же. Проблемы и принципы – те же. Это – несовершенство тарифов за оказанные услуги (не предусматривающих рентабельности отрасли), несформированный (необеспеченный) потребительский спрос. В итоге – административная заоорганизованность, неэффективность и коррупция. Отличие же от «нормальной» экономики состоит в том, что организация социальной сферы точно государственная задача. Исходящая из самого понимания государства. Т.е. необходимо правильно поставить приоритеты распределения совокупного дохода для создания экономически эффективной социальной сферы. Выполняющей обязанности по заданным правилам (т.е. – на благо граждан). Кстати – вот, на самом деле, и предмет для пресловутого «частно-государственного партнерства». В чистом виде!
Т.е. в финансовом виде нужно соответствующее целевое (т.е. связанное определенным товаром, услугой) обеспечение государственных социальных гарантий.
Деньги у нас есть. До необходимости «стерилизации избыточной ликвидности». И потому определенная забавность ситуации определяется абсолютной реальностью ее реализации. Повторяю, без прямого вливания денег в экономику. Без тупого «повышения платы бюджетникам». Посредством экономического стимулирования эффективных «точек роста». Отечественных! Без сугубо технической «монетизации льгот» - а путем ухода всей системы социальной защиты от ее хронического иждивенческого нытья на вменяемую экономическую организацию. Оценку которой будет иметь право ставить любой гражданин России.

2. 2. (далее)
Если же опять отвлечься и вернуться к общим проблемам, то следует сделать вывод, что Государство по-прежнему не понимает общего значения социальной политики. Воспринимая ее не частью ВВП, а по прежнему. Как тяжкую обузу на шее экономического роста.

На самом же деле медицина – это потенциально мощнейшая отрасль государственной экономики, отличающаяся особой наукоемкостью, потребностями в квалифицированных кадрах. Как сейчас принято говорить – высоким инновационным потенциалом. А если соглашаться с мнением, что единственным шансом для конкурентоспособности нашего государства является производство наукоемкого, высокотехнологичного продукта, то пассивное отношение к медицине совсем недопустимо.

Здесь, вероятно, уместно напомнить о примере из Американской предвыборной гонки: часть выступления кандидата в президенты Джима Керри, которая была упущена нашими обозревателями с центральных каналов. Керри, не ручаюсь за точность воспроизведения (слышал по радио), было сказано: «Нам необходимо увеличить государственное финансирование медицинского страхования для того, что бы качественные услуги здравоохранения были доступны большинству американцев, а не только богатым. И сделав это, - посредством увеличения финансирования медицины развивать собственные исследования в области стволовых клеток, лечения рака, других заболеваний». Он, по моему, упоминал и паркинсонизм, но для нас это не актуально. У нас до него мало кто доживает. А в результате, говорил Керри, «мы (т.е. американцы) получим новые препараты, контролируя производство и продажу которых сможем по новому влиять на остальной мир». Я считаю – достойная речь. И будь я гражданином Америки, я бы не сомневался, за кого голосовать.

Пока же, по признанию самих представителей государственной власти, наше здравоохранение практически утратило и свою социальную ориентированность.
Причем последнее насколько справедливо – настолько и логично. Т.к., для того, чтобы относиться к сфере социальной защиты, медицинская помощь, должна уйти от того состояния, в которое ее настойчиво толкают – прямой оплаты со стороны населения. Все должно быть наоборот – здравоохранение должно быть общедоступным и его качество не должно зависеть от общественного и имущественного положения «пользуемых». А власть должна обеспечить безусловную реализацию этого принципа посредством современных экономических решений.
Сейчас же непонятно, что такое обязательное медицинское страхование в том виде, как представляет его правительство: попытка восполнить доступность здравоохранения в условиях сокращения средств или же путь снижения социальных обязательств государства перед населением?
Пока же Власть, вместо обеспечения инвестициями быстро растущего рынка медицинских услуг, вместо организации этого рынка, – расписывается в собственном бессилии.
Но если Государство само не понимает, что оно пытается сделать, то, естественно, откуда народу понять преобразования, которые заранее именуются непопулярными?
А ведь именно население, а не бюджет, не власти, не страховые компании и даже не лечебные заведения являются основными «потребителями» реформы. И потому продолжать прежнюю политику отстранения от людей, принятия решения «уведомительным порядком» - недопустимо.
Поэтому Государство, декларируя принцип «общедоступного здравоохранения», должно обеспечить контроль качества медицинских услуг со стороны наиболее заинтересованной стороны. Посредством права граждан на выбор организатора системы их предоставления (например страховщика), лечебного учреждения или доктора. При этом обеспечив рентабельность работы врача.
Наконец, государство обязано обеспечить инвестиции в развитие медицинской науки и технологий.
Государственная ориентация на эти принципы должна придать смысл пресловутой административной реформе, проведение которой пока смахивает на очередную кампанейщину, в то время как произвольное сокращение кадров, закрытие больниц больше напоминает действия ликвидационной комиссии при банкротстве. Преследуя же задачи общественной эффективности работы гос.аппартата, можно предположить, что для минздрава нужен не статус министерства, предполагающий бурную административную самоорганизацию и поиск оправдывающий свой статус функций, а положение надзорного органа. Задачей которого как раз и должно быть неукоснительное следование основным профессиональным принципам и аналитическая оценка ситуации. Финансовое обеспечение поставленных задач – совсем не их дело. Причем, с учетом особой значимости данной службы, ей желательно подчиняться напрямую премьеру. А то и Президенту. Что, с учетом кризисности ситуации, совсем не лишне. Точно так же, по статусу, аналогично построению отношений, например, в силовых ведомствах, должно производиться формирование аппарата на местах.
Да и начинать реформу социальной защиты и нужно было с наведения порядка именно в организации финансирования конкретных направлений. А не чохом, как сейчас. Когда монетизации подверглись - как льготы имеющие конкретный, натуральный характер, так и организация процессов. Поддающихся расчету лишь в динамике, по факту исполнения. Например лечение, реабилитация. Причем, странная вещь, создаются предпосылки к тому, что лекарственное обеспечение как бы отрывается от самого лечения. Вместо того, что бы являться составной и неотъемлемой его частью. Ведь полноценное и неукоснительное соблюдение врачебных рекомендаций – обязательное условие качества ведения больного. Дефект, в т.ч. и субъективного свойства (а к тому может привести отказ от бесплатного лекарства в пользу денег), несомненно дискредитирует и положительные установки Правительства. Изложенные, например, в «ОСНОВНЫх НАПРАВЛЕНИЯх деятельности ….. на период до 2008 года». Как то «внедрение ….способов оплаты медицинской помощи, ориентированных на конечный результат»;
К централизации, концентрации, олигополии финансового капитала, распоряжающегося средствами социальной защиты, ведут и новые предложения по «оптимизации затрат» на лекарственном рынке. Но пресловутая борьба Минздрава против мифической «лекарственной мафии» может оказаться чрезвычайно опасной не только для конкуренции на рынке, но и просто для здоровья больных.
Вот что было сказано министром здравоохранения Михаилом Зурабовым на «Всероссийском семинар-совещании "Итоги реализации программ адресной медицинской и лекарственной помощи и задачи в области здравоохранения и государственной социальной поддержки в соответствии с разграничением предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти» :

- «Для нас неважно, кто поставляет медикаменты, для нас важна цена на них. Если возникнет дефицит лекарственных средств либо цены на них начнут расти, резервный механизм обеспечения лекарствами будет задействован с помощью национальных дистрибьюторов — это 10-15 крупнейших компаний,…»

А вот это – уже пример создания условий для гос.коррупции! Естественно аналогичных шагов следует ожидать и на страховом рынке.

- «Оплата его (поставщика) услуг будет производиться в зависимости не от стоимости препарата, а от количества единиц поставок. Таким образом, у него не будет заинтересованности поставлять более дорогие медикаменты. Мы будем делать акцент на поддержку отечественного производителя.»
А вот это уже может быть повторением прежних ошибок и фактическим использованием государственных преференций во вред собственным гражданам!
Таким образом фактически создается субгосударственный административно-коммерческий уродец, поддерживаемый (или поддерживающий) особо приближенную группу подрядчиков. Которые будут действовать вне рыночной, конкурентной среды.

В результате могут умереть не только региональные страховые компании, но и региональные фармацевтические структуры. Поэтому им необходимо объединить свои лоббисткие усилия. Тем более, что это отвечает и потребностям населения, которое должно быть обеспечено правом выбора.

- Вот часть выступления Рамила Хабриева, руководителя Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития:
«Рецепты также должны выписываться по международным непатентованным наименованиям, чтобы полностью исключить лоббирование.»
Здесь необходимо остановиться отдельно. Так как складывается впечатление о закладывании жестокой ловушки! Ибо в итоге пациенту будет навязан, выдан не наиболее качественный препарат, а тот, который (по тем или иным причинам) закупил «уполномоченный представитель». А затем, «для экономии средств ОМС», больнице «рекомендовала» страховая компания. А что такое разница между отечественным гормоном или инсулином – с импортным, а еще паче – действительно качественным – объяснять не надо. Это, как говорится, «две большие разницы»! Поэтому прокомментировать лукавость, потенциальную коррупционноемкость, да и собственно цинизм уже опубликованного списка препаратов «для госгарантий» более чем легко. Даже не будучи медиком. Остановившись, например, самом банальном. На ацетил-салициловой кислоте. Аспирине. Ибо теперь уже никому не нужно объяснять, что «Аспирин» «Байеровский» - это лекарство, а ацетил-салициловая кислота отечественного производства – препарат годный лишь для солдатских аптечек. Т.к. отрицательные последствия применения «нашего» препарата существенно превышают его положительный эффект. Аналогично – везде. По всем иным лекарствам. Поэтому данный список – не более чем очередной пример издевательства над здравым смыслом, профессионализмом и ответственностью рядовых врачей и здоровьем больных

Да и вообще распространение замены льгот денежными дотациями в системе здравоохранения, равно как и предоставление права замены денежных дотаций на предполагаемые «сертификаты», иной вариант документированного права на приобретение определенных видов препаратов – является ошибкой. Противоречащей основным принципам социальной организации здравоохранения.


2.3. Перекладывание социальной ответственности на население неоправданно по целому ряду причин:

1. Гарантии по обеспечению медикаментами, медицинскими услугами должны быть строго увязаны с конкретными услугами без возможной (их) конвертации стоимости этих услуг предполагаемым адресатом предоставления данной социальной помощи. Т.к., якобы выделяя деньги пенсионеру, иному социально незащищенному, тот ставится перед субъективным выбором – покупать лекарство или внуку шоколадку (себе - водку, виагру и прочие «гингко билобы»).

А затем компенсаторное (формальное увеличение) наличных выплат «на лекарства», «на лечение» - которыми предполагается заменить объем соцгарантий, определяемый состоянием здоровья, можно будет подать как «увеличение социальных выплат». Что скроет дефекты и проводимой пенсионной реформы. При этом будет сложно возразить, что к реальному преодолению бедности ни сделано ни шага. А увеличивающийся реальный дефицит фонда ОМС, «компенсирующийся» целевыми средствами «для льготников» - является уже свежим тому доказательством.
2. Специфическая организация социальной защиты в медицине обязана быть дирижисткой, императивной для получателя. Потому, что перепоручение выбора лекарственного препарата (услуги) пациенту (как субъективному, и часто некомпетентному субъекту) принципиально неверно. Более того, в связи с динамичностью ряда процессов, врач, курирующий больного, должен иметь право оперативного маневра в назначении льготируемых услуг, медикаментов, не тратя время на согласование объема льгот (их стоимости) с соответствующим социальным ведомством. В принципе выбор препарата (услуги), (в т.ч. по критериям стоимости) перепоручать получателю – нельзя.

Упрощение же социальной политики до прямой купли-продажи (социальных) услуг, тем самым фактически отстраняя государство, в т.ч. и от организации надзорных функций - противоречит современным, гуманистическим принципам социальной защиты и медицины.

Сегодняшний выбор целей реформы, равно и как предполагаемое произвольное, административное сокращение кадров, закрытие больниц больше напоминает действия ликвидационной комиссии при банкротстве. И поручение реформы медицины двум стерилизаторам-ликвидаторам – одному принципиальному – Минфину, а другому ситуационному – Минздраву – более чем ошибка.
Анализируя ситуацию, нам не стоит забывать основные административные задачи этих министерств. Так для минфина, в первую очередь, важен сбалансированный бюджет с минимумом госрасходов и максимумом налоговых поступлений. И в этой логике снижение ЕСН, в т.ч. и за счет фонда ОМС, безусловно оправдано. Точно так же техническая сторона деятельности минздрава ограничена поиском бездефицитного финансирования его производственных активов – больниц. Откуда возьмутся деньги – не их вопрос. Здоровья населения в этой формуле нет.

Сейчас же медицинская идеология все более отклоняется от своих «корневых» принципов. Полный отказ от которых окончательно перестанет давать ей право относиться к социальной защите, низведя ее организацию до первобытнообщинной купли-продажи услуг.
В связи с этим попытаемся напомнить основы здравоохранения. Сформулированные практически одновременно со становлением Государства и права.
Во-первых - отстаивание базовой технологической концепции, «сверхзадачи» - «лечить не болезнь, а больного». Т.е. необходимости максимально полного и ответственного подхода, ориентированного не только на формальные признаки (симптомы) болезни, с которой пришел пациент, а на общее состояния его здоровья, включая отдаленную оценку результатов врачебного вмешательства.
Во вторых, требования максимальной отстраненности лекаря от любой - личной, социальной или имущественной оценки больного в пользу решения основной задачи – лечения. Это значит, что для врача любые финансовые (стоимостные) показатели ведения клиента - лишняя, отвлекающая от Главного, информация.
Как следствие, медицинская помощь должна быть общедоступной и качество ее оказания не должно зависеть от общественного положения «пользуемых» (старый русский медицинский термин).

Обеспечить реализацию этих принципов посредством современных экономических решений – и есть «задача настоящего момента». Позволяющая приступить к определению условий, позволяющих развести врача и процесс оплаты его труда. Т.е. недопустимости прямых расчетов между медиком и пациентом.

Организация советской медицины не зря признавалось почти эталонной. Ибо она позволяла максимально отвечать вышеозначенным требованиям. Которые были официально возведены в ранг медицинских законов не только «клятвой Гиппократа», но и «кодексом Советского врача». В т.ч. и потому, что вся идеологическая (или этическая) система, которая и являлась одним из основных инструментов внутриведомственного контроля качества оказываемых услуг – оценивала профессионализм врача по своим корпоративным показателям. Экономическая основа и эффективность этой модели, ее гибкость в части адекватной оценки новаций – другой вопрос. Решение которого вместе со всем государством, теперь принято искать на пути рыночных преобразований.

Комплексное решение этой задачи под силу лишь Государству. Которое декларируя принцип «общедоступного здравоохранения», должно обеспечить право граждан на выбор услуг. Что экономически создает соревнование «продавцов» за пациента (клиента). Но так, как: сам больной не в состоянии оценить необходимое качество и объем лечебного вмешательства, так и, естественно, компетенцию специалиста, то в данном случае необходим гибкий, квалифицированный посредник. Который и произведет оценку врачебного труда (не говоря уж о объективном, в случае необходимости, предъявлении иска о понесенном ущербе). Причем его рыночная привлекательность должна выражаться в его же квалификации, правильности выбора им людей или структур, оказывающих медицинскую помощь.

В итоге необходимо призвать к следующему –
- свободе выбора дееспособным гражданином посредника – организатора системы медицинских услуг (например страховщика, страховой компании);
- свободе выбора лечебного учреждения или врача, как посредником, так и лично пациентом;
- обеспечение условий рентабельности работы врача (или организатора его деятельности). Вне зависимости от формы собственности.
Т.е. необходимы тарифы на медицинские услуги, обеспечивающие рентабельность медицинского учреждения (что б медики не плакались о малой зарплате в газетах, а могли бы прямо спросить (или отдать под суд) своего шефа – зачем он безобразно хозяйствует?).
Система финансирования должна предусматривать инвестиции в развитие медицинской науки и технологий. Поощряя правильность определения приоритетов. Свободно. Обществом или рынком – в виде дальнейшего развития лица, сделавшего правильный выбор.

Вот, на наш взгляд, основные постулаты организации медицинской помощи и медицинского страхования. Которое наиболее оптимально отвечает предъявленным требованиям по общей организации медицинской помощи. Все остальное должно быть лишь технологическими изысками на пути решения поставленной задачи.

Беда в том, что эти принципы не сформулированы политически. Ибо их реализация может потребовать перетряски системы. Которая, потеряв свой стержень, т.е. идеологию, по сути осталась советской, не смотря на далеко не всегда цивилизованный капитализм вокруг. Что, естественно, ведет к заведомой коррупционности и, как следствие, социальной и экономической неэффективности.


3. Политические последствия происходящего, несомненно лягут на плечи местных властей.

Пока, в связи с непоследовательной и непонятной политикой Центра, дополнительные возможности остаются у регионов, которые сохраняют шанс на самостоятельную социальную политику. А, может быть, и на необходимый пример Центру. Для экстраполяции полученного опыта.
Тем не менее на местах возможность сохранить свои рычаги влияния как на реформу здравоохранения, так и на политику в части организации медицины упускается. В итоге мы рискуем получить жесткий вариант с минимальных социальных обязательств, совпадающих с тем, что остается в ведении муниципалитетов по новой административной реформе. С нерегулируемым и масштабным расширением платных услуг.
Региональные администрации, практически повсеместно, ведут себя недальновидно. И, в итоге, вместо партнерства с местными страховыми организациями, с которыми (при всех противоречиях) можно было найти общий язык, могут получить еще одну структурную зависимость от Москвы. Через филиалы крупных «центральных» компаний. Они же, как легко можно предвидеть, совершенно беспристрастно (как и полагается профессиональным киллерам), станут «мочить» местную медицину.

Урал здесь в лучшую сторону отличался от иных территорий, где, особенно за прошлый положение в ОМС Московских компаний стало монопольным. Свои компании в Челябинской области сохранили до 50% рынка, весомо их присутствие в Пермской области. А в Свердловской, до недавнего времени, Москвы в ОМС (кроме ЗАТО) вообще не было.

Опасность доминирования внешнего капитала на рынке страховой медицины обусловлена и неминуемой приватизацией здравоохранения. Опровержения этого сценария не нужно воспринимать всерьез. Ибо изменение организационно правовой формы больниц – самый главный шаг к тому. А далее – хозяйственная самостоятельность и, не удивляйтесь, - банкротство. И Лечебно-профилактические учреждения (ЛПУ), сегодня получив хозяйственную самостоятельность и полную ответственность за ведение дел, – обречены. Как по причине серьезного сокращения гос.финансирования, так и по тому, что тарифы на медицинские услуги совершенно не соответствуют реальным затратам.
Потому-то мы, в свое время, протестовали против той модели «монетизации льгот» которая была избрана Правительством. И фактически «вслепую» поддержана Думой, «Единой Россией». Эта модель, особенно в части финансирования процессов социальной защиты (а медицина, лекарственное обеспечение – это процесс), совершенно умозрительна. И оторвана от жизни.
Начинать нужно было не с силового вталкивания убогих в рынок, а, хотя бы с элементарных расчетов и подготовки инфраструктуры. Этого сделано не было. Теперь же подтверждается опасность того, что новый закон об ОМС будут подгонять к не проблемам оптимальной и ответственной организации медицины, а под уже принятое сырое законодательство о монетизации льгот. И для послушания большое количество региональных компаний, вынужденных ориентироваться на свое население, - не нужны. Понимают ли это региональные власти? Похоже нет. А ведь завтра то же банкротство больниц будут проводить те, кому эти больницы задолжают. И не исключено, что важнейшим звеном новой технологической цепочки свежих владельцев будут страховые компании. Станут ли Москвичи, которые принадлежат то газовщикам, то нефтяникам, то, как РОСНО, немцам заботиться о Свердловской или Курганской медицине – или их, как технологических или финансовых профессионалов будет интересовать только норма прибыли – вопрос, как говорится, излишний.

4. Вот предложения, с которыми в сентябре этого года (по инициативе фонда Территория и СРО партии СЛОН) выступило большинство страховых компаний, работающих в системе ОМС Свердловской области.

В связи с подготовкой изменений в законодательные акты Российской федерации, регулирующие отношения в области обязательного медицинского страхования (ОМС), общественный фонд «Территория», при поддержке ряда страховых медицинских организаций, осуществляющих ОМС на территории Свердловской области, считает необходимым внести свои предложения: как по реализации действующего Закона о медицинском страховании, так и по новым законодательным инициативам Правительства РФ.
Актуальность наших предложений обусловлена и тем, что они позволяют сохранить в целостности сложившуюся (и доказавшую свою эффективность) организационную инфраструктуру системы финансирования здравоохранения. Данные предложения можно распространить и на иные регионы.

Поэтому, с целью:

1. Минимизации непроизводственных затрат на осуществление ОМС,
2. Своевременности расчетов с ЛПУ за произведенные услуги;
3. Обеспечения необходимой сохранности средств ОМС;
4. Наиболее справедливых условий конкуренции между страховыми медицинскими организациями;
5. Максимального упрощения свободного выбора гражданином страховой медицинской организации;

Мы предлагаем:

1. ТФОМСу приобрести статус клирингового учреждения. Официально предполагающий распоряжение временно свободными средствами СМО и осуществление расчетов за пролеченных больных, согласно распоряжениям СМО.
Тем самым мы поддерживаем предложения Пояснительной записки к проекту ФЗ об ОМС, где предусмотрен институт «доверительного управления». Однако организацию данного института «доверительного управления» (траста) необходимо конкретизировать в самом Законе.
В «Пояснительной записке к проекту Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании», в главе «Роль страховых медицинских организаций» сказано:
4) По договору о финансировании средства ОМС передаются страховой медицинской организации в доверительное управление. Используя свои права учредителя доверительного управления, дирекция территориального фонда использует все инструменты контроля за деятельностью страховой медицинской организации, предусмотренные институтом доверительного управления.

Мы считаем, что, на самом деле, здесь необходимо поменять местами учредителя доверительного управления и получателя этих средств. «Учредителем доверительного управления» должно стать СМО.
По нашему мнению данное предложение оправдано тем, что централизованная организация расчетов между страховщиками в системе ОМС может явиться: как одним из основных механизмов экономической (и экономной) организации конкуренции, так и механизмом интеграционного взаимодействия между СМО. С одной стороны, предупреждая отвлечение ресурсов СМО на организацию необходимого расчетного центра (в т.ч. на местах временного нахождения застрахованных), а с другой, минимизируя расходы, обеспечит структурные условия для взаимных расчетов между СМО, СМО-ЛПУ на основании персонифицированного полиса, где бы его обладатель не находился.
В конечном итоге ТФОМС может быть и единственными держателями средств здравоохранения, что позволит преодолеть дезинтеграцию и многоканальность системы финансирования медицины.
Предложенная схема позволит сохранить некоммерческий статус деятельности по ОМС.Уменьшив интерес определенных коммерческих структур к возможности распоряжения «временно свободными» средствами ОМС.
Мы считаем, что, на первый взгляд логичное, с точки зрения страховой теории, предложение отдать все деньги ОМС страховым компаниям и, соответственно, предоставить им же (в рамках индивидуальных, двухсторонних договоров с медицинскими учреждениями, организациями) вести прямые расчеты по каждому случаю оказания медицинской помощи, потребует колоссальных организационных усилий и затрат. Заставляя каждую компанию превращаться в мини Федеральный ТФОМС. Что совершенно излишне. И ведет к избыточным непроизводственным, бюрократическим затратам.

Сейчас ТФОМС является универсальной расчетной структурой, позволяющей проводить платежи за пролеченных больных вне зависимости от того, где оказана медицинская помощь. В Ивделе или Хабаровске. Сохранение этой роли является важной задачей, существенно оптимизирующей организацию ОМС. В т.ч. потому, что позволяет уйти от довольно лукавого (и опасного!) предложения, предусмотренного в новой редакции закона об ОМС – а именно того, что гражданин имеет право лечиться лишь в том мед.учреждении, с которым есть договор у его СМО. Реализация роли ТФОМСа как универсальной расчетной структуры, возможна при официальном делегировании ему функции временного хранения свободных средств СМО и превентивных оперативных расчетов. В таком случае задержка с получением авансовых платежей за пролеченных больных (в чем сейчас в ряде регионов страны обвиняют медкомпании) становится невозможной. Кстати тогда и требования к размещению резервов, уставному капиталу – делаются излишними. Ибо исчезает риск для сохранности, по сути бюджетных средств ОМС. Т.к. эти средства находятся в ТФОМСе (на лицевом счете конкретной компании). Настаивают же на полной передаче средств ОМС СМО преимущественно финансовый капитал заинтересованный в возможности получения в оборот всех сумм ОМС.

ТФОМС, по поручению СМО (и согласно рекомендациям Росстрахнадзора) формирует резервы СМО у себя на лицевом счете конкретной СМО. Работа экономистов и бухгалтеров ТФОМСа и СМО заключается на данном этапе в приведении этих взаиморасчетов в соответствие фактическому положению. И затем, в составлении соответствующей страховой отчетности, полностью соответствующей требованиям Минфина РФ.

2. СМО должны посредством ТФОМСа подписать соглашение о взаимном делегировании полномочий по экспертизе качества оказания медицинской помощи в системе ОМС.
Предложенная нами схема взаимоотношений СМО и ТФОМСа предполагает и практическую коррекцию, на наш взгляд ошибочного предложения, которое может быть закреплено федеральным законодательством. А именно, что для гражданина «выбор медицинской организации и врача в медицинской организации» должен быть ограничен «числом состоящих в договорных отношениях со страховой медицинской организацией, у которой они застрахованы в соответствии с условиями заключенных договоров»;
Следует указать, что данная законодательная инициатива фактически предполагают ограничение прав застрахованных. Что косвенным образом противоречит ст.5 действующего Закона, где сказано: "полис действует на всей территории РФ". Данная формулировка может предполагать и ограничение в оказании медицинской помощи даже по факту заболевания. Ограничив, в т.ч., мобильность застрахованного контингента. Т.к. даже для сверхкрупных медицинских страховщиков, обладающих разветвленной филиальной сетью (а таких в настоящее время не много) заключить договора со всеми «медицинскими организациями» представляется проблематичным. Т.о. предложенной формулировкой закладывается правовой конфликт в случае оказания-неоказания медицинской помощи «медицинской организацией», не имеющей надлежащих отношений со СМО, чей полис находится на руках у пациента. Указанная формулировка не только предусматривает элементы олигополии, выдавливая региональных страховщиков с рынка ОМС, но и выдвигает серьезные требования к системе ОМС в целом.
3. Для медицинского учреждения (медицинской организации) мы предлагаем считать формой договора со всеми СМО, осуществляющими ОМС, аккредитацию «медицинской организации» в системе ОМС. А в условия аккредитации ЛПУ в систему ОМС включить обязательства, предполагающие необходимые полномочия СМО по защите прав застрахованных.


5. Положение в Свердловской области. Предложения по оптимальной организации медицины исходя из местных особенностей:

Одним из основных недостатков действующей в УрФО системы обязательного медицинского страхования (далее ОМС) является отсутствие экономических стимулов для страховых медицинских организаций (далее СМО) предотвращать ущемление прав граждан на получение общедоступной качественной медицинской помощи.

У нас конкуренции между страховыми компаниями, а также лечебными учреждениями, мешает сложившаяся система закрепления граждан за территориями обслуживания лечебно-профилактических учреждений (далее ЛПУ), а самих ЛПУ – за страховщиками.
Граждане закрепляются за СМО не согласно своему волеизъявлению (согласно Конституции РФ, ст. 6 Закона «О медицинском страховании граждан в РФ»), а по «территориальному принципу». Соответственно и каждая страховая медицинская организация осуществляет ОМС строго на закрепленных за ней территориях.

Т.о. страховая компания не имеет механизмов эффективного влияния на ЛПУ. Особенно в части независимой защиты прав выбравших данную компанию граждан, ввиду того, что технически не предусмотрена возможность контроля страховой компанией качества оказанной помощи застрахованным, получившим ее вне места «прикрепления к территории их регистрации».

Исправить эту ситуацию можно путем совершенствования технических условий осуществления ОМС на региональном уровне.

Предложения по совершенствованию технической организации системы ОМС Свердловской области.

На наш взгляд, устранению указанных дефектов, послужат следующие шаги, которые можно рекомендовать без корректировки действующих в регионе законов в сфере здравоохранения и ОМС.
  1. Осуществить переход от территориального принципа финансирования страховых медицинских компаний к подушевому.
  2. Обязать поликлинические службы ЛПУ Свердловской области оказывать гражданам бесплатную амбулаторно-поликлиническую помощь в рамках ОМС (во исполнение ст.6 Закона «О медицинском страховании граждан в РФ» - о праве на выбор врача и медицинского учреждения).
  3. Запретить страховым медицинским компаниям отказывать в выдаче полисов ОМС всем самостоятельно обратившимся гражданам, проживающим на территории Свердловской области (во исполнение ст.6 Закона «О медицинском страховании граждан в РФ» - право на выбор страховой организации); При этом код территории в полисе ОМС должен отражать место проживания гражданина, а не территорию обслуживания СМО. И из категории расчетной должен перейти в категорию статистическую, для плановой организации медицинской помощи со стороны органов управлением здравоохранения.
  4. Внести в программное обеспечение филиалов ТФОМС изменения (в рамках действующих программных средств), позволяющие:
    a. вести учет граждан, застрахованных в разных страховых медицинских компаниях, вне зависимости от места регистрации граждан. (Замены выданных полисов ОМС для этого не потребуется, т.к. в полисе уже указан код СМО и код территории проживания граждан по территориальному принципу закрепления; а вновь выданные полисы, включая замену полисов в связи со сменой страховой компании, необходимо учитывать по-новому, т.к. территория проживания гражданина уже может не совпадать с территорией, ранее закрепленной за СМО, выдавшей полис).
    b. вести раздельный учет расходов (разделение счетов, выставляемых ЛПУ за оказанные медицинские услуги пропорционально принадлежности полисов ОМС обратившихся граждан конкретным страховым компаниям, выдавшим эти полисы). Таким образом обобщать сведения о расходах за пролеченных граждан в разных территориях, но застрахованных в одной страховой медицинской компании. Обобщать полученные от ЛПУ реестры не по коду территории, закрепленной за СМО, а по коду СМО, выдавшей больному полис. А не только согласно принципу территориального прикрепления граждан.
  5. Внести в программное обеспечение страховых компаний изменения, позволяющие заносить в базу данных застрахованных сведения о регистрации граждан на территории всей области.
  6. Доработать программное обеспечение ЛПУ, СМО и ТФОМС для сдачи-приемки реестров пролеченных больных таким образом, чтобы реестр формировался в разрезе всех СМО, чьи застрахованные были пролечены (при этом порядок проведения экспертизы остается неизменным).
  7. Предложить всем ЛПУ Свердловской области, получившим аккредитацию в системе ОМС, посредством ТФОМС подписать единый типовой договор на оказание медицинских услуг в системе ОМС со всеми СМО, осуществляющими ОМС на территории Свердловской области. Или считать аккредитованные ЛПУ в системе ОМС участниками (сторонами) единого (универсального) договора на оказание медицинских услуг в системе ОМС со всеми СМО, осуществляющими ОМС на территории Свердловской области.
  8. Донести до сведения граждан, порядок реализации ими конституционных прав на получение бесплатной медицинской помощи, а также прав, закрепленных ст.6 Закона «О медицинском страховании граждан в РФ», на выбор врача, медицинского учреждения и страховой медицинской организации.

Таким образом, для реализации подушевого принципа финансирования ОМС на территории области необходимо обеспечить, с одной стороны, адекватный и своевременный учет количества полисов, выданных каждой СМО (учет застрахованных, т.н. «актуализацию базы данных»), и систему надлежащего учета пролеченных больных – застрахованных каждой СМО, (выдавшей полис) – с другой. Первое позволит правильно рассчитать суммы страховых платежей по каждой СМО, второе – размеры страховых выплат, и то и другое – согласно федеральным нормам страхового законодательства.

Для обеспечения системы надлежащего учета количества пролеченных застрахованных и сумм расходов на оплату их лечения по каждой СМО, необходимо разработать и внести коррективы в программное обеспечение, использующееся в ЛПУ для формирования реестров пролеченных больных, следующим образом. Реестры каждого ЛПУ должны формироваться не по той СМО, за которой закреплено ЛПУ (т.е. по территориальной схеме закрепления ЛПУ за одной конкретной СМО), а с разбивкой по всем СМО, полисы которых были приняты ЛПУ при лечении застрахованных. Т.о. реестр по каждому ЛПУ должен формироваться с разбивкой по коду СМО, который заносится при регистрации застрахованного в ЛПУ. В настоящее время ЛПУ подает реестр в СМО, к которой прикреплено по территориальному принципу, без разбивки по коду СМО пролеченных больных.
 

Пресс-релизы и официальные обращения:
Защита прав застрахованных
Охарактеризовать эту историю можно так: она показательна во всем. От перечня дефектов в диагностике и лечении, приведших к смерти 37-летнего монтажника из-под Нижнего Тагила, до беспомощности обычных граждан в попытке получить справедливую оценку произошедшего.
... Этот результат анонсировался ранее, см. «…теперь нам … в суде … осталось разобраться с тем, почему необходимая медицинская помощь не была оказана Елене по месту жительства».
Оставьте свой отзыв или вопрос в нашей гостевой книге и мы Вам ответим!
 Смотреть гостевую книгу
 
Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель
Создание и продвижение сайта © ЕКА-Сайт, 2008