Социально-гуманистичесое движение «Берег»
Перейти на главную Карта сайта Обратная связь
Добро пожаловать!
16 Июля 2019 г. 05:51

Уважаемый пользователь, рады приветствовать Вас на нашем сайте, наполняемом:

- Фондом реформирования социальной сферы «Территория»,
- Общественной организацией защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение»,
- Уральским региональным отделением Международного ИнститутаГуманитарно-политических исследований (http://www.igpi.ru/), и
- Ассоциацией региональных медицинских страховщиков (АРМС) "Территория".

Извините, если Вы не можете найти заинтересовавших Вас материалов, либо даты, обозначенные на них, не отвечают действительности, но у нас не получается поддерживать сайт в идеальном состоянии.

Наши партнеры
«Издание «БЕРЕГ»
Наши публикации:

Речь пойдет об уникальном социальном эксперименте, проводимом согласно правилам экономики, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя. Способно ли, с одной стороны, современное российское общество пользоваться доступными каждому гражданину, вне зависимости от его социального положения, инструментами влияния на качество государственных социальных услуг, а, с другой, заинтересован ли властный административный аппарат в такой функции? Эксперимент проводится ООО Медицинского страхования «Мегус-АМТ» в рамках обязательного медицинского страхования.

Гос. дума приняла во втором чтении  закон о обязательном медицинском страховании. За него проголосовали 370 депутатов.

"Долой глобализацию!" ( Поддерживая крупные банки, власть душит малый бизнес.) 41 (661) от 10 ноября 2008. адрес www.dkvartal.ru/ magazines/ dk-ekb/ 2008/ n41/tribuna dolojj globalizaciju.

Когда соединяют слова «медицина» и «коррупция», подразумевают обычно прегрешения в бюджетной сфере вроде нечестных конкурсов на поставку лекарств или оборудования. Но такое понимание сводит глобальную проблему к «отдельным недостаткам»...

есть и более полный вариант этого текста: «Медицина и коррупция (причем мы и Комитет 101?)»

статья Вячеслава Игрунова, директора МИГПИ.», Читать подробнее...
 

Движение «БЕРЕГ»
Социально-гуманистичесое движение «Берег»
 
Почему опасно пользоваться Российскими банками?
   24.03.2012 г.
Законодательство, предполагающее произвол, в сущности редкость. Еще неожиданнее на него напороться, казалось бы, в зарегулированном банковском деле. Но тем не менее, такой факт обнаружился. Естественно, не на авансцене, а в тени, в сфере отношений, возникающих при банкротстве кредитных организаций. В той серой зоне, которая порождена, в первую очередь, дефектами государственного надзора. Есть в этой теме и еще один нюанс, определяющий огрехи Центрального Банка, — необходимость учитывать такую классическую особенность российской политической экономики, как неравноценность ее субъектов, обусловленную степенью их близости к отдельным личностям, определяющим политику Государства.

Да, то, что мы обнаружили, может нанести очередной пинок банковской системе РФ. И без того настолько больной, что одним из следствий ее положения является отказ простых банкиров, по сути, от основного своего предназначения — кредитования экономики и сохранения/накопления сбережений граждан и юридических лиц: как говорит один из адептов современного банкинга С.Лапшин: «Лучший и настоящий» банк это то «кредитное» учреждение, что руководствуется логикой «нет вкладов, нет кредитов, значит, нет рисков». Ведь «в России действует не двухуровневая, как это декларируется, а трехуровневая банковская система: Центральный банк, госбанки и коммерческие банки. ... Частный банкир должен соблюдать все рыночные риски, то есть работать аккуратно, и если вдруг будут какие-то кризисы ликвидности, иметь страховку. А госбанки работают, условно говоря, «с отключенным мозгом»: они знают, что если какая-то проблема возникнет, им денег дадут столько, сколько надо».

Примером системной опасности (обусловленной дефектами права), появляющейся при обслуживании бизнеса в банке, занимающемся кредитованием (т.е. в подавляющем большинстве Российских банков), является ситуация, сложившаяся вокруг Межпромбанка — в свое время как раз находившегося в условно промежуточном (между гос. и частными банками) состоянии.

Справка:
ЗАО "Международный промышленный банк" зарегистрировано в 1992 году (лицензия № 2056). Уставный капитал банка составляет 25 000 000 000 рублей. По состоянию на конец 1 кв. 2010 г. МПБ занимал 28-ое место среди банков в России по величине совокупных активов. Доля в банке в размере 81% контролировалась г-ном Пугачевым, членом Совета Федерации (верхней палаты российского парламента). Рейтинги МПБ были помещены в список Rating Watch "Позитивный" 5 марта 2010 г. вместе с рейтингами других частных российских банков, что отражало улучшение инфраструктуры российской банковской системы.

Теперь речь идет не столько о банке, сколько о процедуре его банкротства, когда тяготы по компенсации исчезнувших средств ЦБ и ряда иных вкладчиков неожиданно легли не столько на менеджмент и владельцев банка, сколько на лиц, имевших в нем счета и вклады — т.е. неосмотрительно поверивших формальным показателям этого кредитного учреждения и «юансам отечественного расклада сил, поддержанных как ЦБ, так и «международными рейтингами».

Оказалось, что во время процедуры банкротства МПБ проявились такие российские правовые механизмы возврата средств, что становится рискованной ЛЮБАЯ банковская операции в ЛЮБОМ учреждении, которому потенциально грозит фиаско и, как следствие, внешнее управление в лице Агентства по страхованию вкладов. У которого, между прочим, может быть своя, конъюнктурная логика. Опять же в силу нюансов отечественной политики (злые языки пишут так: «Межпромбанк»: друг Путина Сергей Пугачев включен в «касту неприкасаемых»?). 

А если «неприкасаемым» является выгодоприобретатель от банкротства, а деньги особо крикливым, в т.ч. ЦБ, возвращать нужно (или хотя бы имитировать бурную деятельность в этом направлении), то мелкая сеть, сплетенная законодателем для беспроблемной ловли схем патентованных злодеев (типа разных «Уриных»), начинает хватать всех без разбору. Но тем самым создается потенциальная опасность для ВСЕХ участников рынка: в связи стем, что законодатель не удосужился выделить признаки, отличающие добросовестного клиента, производящего платежи в порядке обычной хозяйственной деятельности, от платежей, имеющих смысл вывода активов из банка, определение жертв становится произвольным, на усмотрение конкурсного управляющего, которому даны беспрецедентные полномочия.

Так, согласно п. 1 ст. 28 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» сделка, совершенная кредитной организацией до даты назначения ее временной администрации (за 6 месяцев), может быть признана недействительной по основаниям, которые предусмотрены Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и другими федеральными законами. При этом Банковские операции являются действительными сделками по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно п. 1 ст. 61.3 этого закона, сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или, может повлечь за собой указание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности, сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве). И, внимание: Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление Пленума ВАС РФ № 63) по правилам главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств, а также банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента).

Короче, для того чтобы ЛЮБЫЕ операции были оспорены и применены последствия их недействительности (возвращены к исходному состоянию), необходимы следующие условия:
  1. на момент совершения Банковских операций у Банка были иные кредиторы, требования которых не были удовлетворены,
  2. наличие свидетельств «скрытой» картотеки в Банке (т. е. неисполнение требований кого-либо из кредиторов, в частности несвоевременное проведение любого платежа),
  3. клиент, в пользу которого совершаются операции, знал или должен был знать о признаках неплатежеспособности Банка.

На основании этих трех условий выносятся типовые решения арбитражного суда (и их уже десятки): «на момент совершения банковских операций Банк являлся неплатежеспособным, информация о неплатежеспособности Банка была общеизвестна. Презюмируется, что предприятие «Х» (к примеру, несчастное Арзамасское ПКБ «Деталь») знал о наличии у Банка признаков неплатежеспособности. И потому, согласно п.п. 1.2 ст. 167 пресловутого ФЗ «При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах».

Т.о. АСВ имеет все основания через суд признать недействительными банковские операции соответствующего банка по списанию с расчетного счета любого предприятия — клиента Банка, проводящего любые платежи в период подозрительности, применив последствия недействительности банковских операций в виде: признания восстановленной задолженности «Соответствующий Банк N» перед Предприятием (именуемым в дальнейшем «Терпилой») по его расчетному счету в этом банке. И, естественно, взыскания с «Терпилы» указанной денежной суммы. В пользу АСВ.

Итожу получившийся казус: «злоумышленник» (банкир, задумавший банкротство, особенно — если у него особые отношения с ЦБ), находится в заведомо лучшем состоянии, чем его клиенты: он-то знает, когда произойдет «час Ч», он его готовит, он с профессиональным мастерством может загодя (!) упрятать находящиеся у него на балансе деньги. Так отчет о ходе конкурсного производства (см. http://www.asv.org.ru/liquidation/list/detail.php?lq_id=267275&sphrase_id=230467) пестрит очевиднейшими признаками увода средств - различными ООО "Бизнесрезультат", ООО "КЕНТАВР" и прочими «интербюро», через которые выводились суммы почему-то стандартно приближенные к полутора миллиардам рублей каждая.

А чего, собственно, стрематься, если знать, что эти скользкие операции в последствии прикроет АСВ (тем самым оградив от претензий и своего хозяина — регулятора, проглядевшего у банкрота признаки несостоятельности) — изъяв в конкурсную массу куда как более доступные средства никуда не скрывающихся добросовестных клиентов. Более того, даже не подозревавших о той участи, которая им уготовлена. Ведь в рамках судебных процедур этим клиентам можно направить ненадлежащим образом оформленное исковое (которое клиент заведомо не получит, например, на устаревший адрес), обеспечить в Арбитражном суде прием заявлений задним числом, применять иные технические хитрости, дабы тайком, без лишних истерик получить нужное решение и обратить взыскание на легкие для АСВ деньги. Что же будет потом с обычными субъектами предпринимательства, которые якобы нельзя кошмарить, но у которых неожиданно спишут со счета деньги, - на практике никого не волнует.
Кошмар? Кошмар! А как же презумпции добросовестности и прочие принципы разумности, которыми, вроде бы, должно руководствоваться правосудие? Извините, но их попросту нет. Или они оставлены на субъективную волю конкурсного управляющего, что предполагает «любые варианты событий».

Пожалуй, единственным смягчающим обстоятельством может явиться то, что клиент банка (Терпила) мог не знать о его печальном состоянии. Это следует исходя из пЗ ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: «Банковские операции, совершенные должником в течение шести месяцев до назначения временной администрации по управлению банком, могут быть признаны арбитражным судом недействительными, если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества».

Однако жизнь делает ничтожной и эту оговорку, ибо, в той или иной степени, отрицательная информация имеется в отношении практически любого банка. В том числе Мастер-банка и Судостроительного банка, которые подозреваются в содействии незаконному обналичиванию..., Клиентов «Национального Резервного», решившего сократить штат. Или — просто судившихся: Уралтрасбанк проиграл в вексельном споре Банку24.ру, где… "После 2,5 лет тяжб Банк24.ру получил исполнительный лист на взыскание с УТБ более 100 млн руб."). Более того, сделать вывод «о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества» можно, проанализировав банальное снижение курса акций, вследствие политики санации иных кредитных учреждений, например Самого ВТБ, возникших после принятия обязательств Банка Москвы. 

Те, кто пока не попал под раздачу (их банки еще проводят платежи), могут подумать о том, что его, не имеющего никаких умыслов для сомнительных сделок, чаша сия минует и, наоборот, «если что», то его права будут защищены. Дудки. АСВ в своих карающих (изыскивающих) усилиях законом не ориентировано на оспаривание каких-либо аффилированных или сомнительных сделок с признаками притворности, зависимости и т. д. По закону оспариванию подлежат АБСОЛЮТНО ВСЕ СДЕЛКИ, и, будто умышленно, не сформулированы отличия «схематоза», аффилированного Банку лица, примитивной подставной фирмы от клиента добросовестно, в рамках обычной хозяйственной деятельности перечислившего платежи контрагенту. И потому право того, кого гнобить, а кого отпускать (например формально «не успев» предъявить иск), отпущено сугубо на личное усмотрение конкурсного управляющего. 

Таким образом у ВСЕХ клиентов ЛЮБОГО банка появляются основания, как минимум, для нервозности в оценке любых негативных для банка публикаций в СМИ. Да, возможно это грозит бегством клиентов в незыблемые «Сберы» и тот же ВТБ? Но разве не такова де-факто политика Регулятора? И разве не прав, в такой ситуации, упомянутый выше С.Лапшин? Равно как есть и заинтересованные в появлении лишних рычагов влияния на банки со стороны СМИ (в части акцентирования «негатива» - вымораживание денег на его «блок»). Есть, конечно, здесь и формальные плюсы (логика законодателя), типа пусть «сайгак» всегда спит спокойно, типа «дергаться — себе дороже», но ведь на практике этого никогда не будет... 

Вы скажете, что я сгущаю краски? Отнюдь. Смотрите судебную практику по МПБ, где попавшие под раздачу клиенты информируются о том, что «с конца 2009 года к Банку стали предъявлять многочисленные судебные иски клиенты и контрагенты Банка в связи с неисполнением Банком своих обязательств. Например 29.01.2010 Арбитражным судом города Москвы вынесено решение по делу № А40-55341/09-48-408 о взыскании с Банка в пользу ОАО НК «Башнефть» денежной суммы в размере 66 452 336 долларов США, которое вступило в законную силу 11.05.2010. Был иск ОАО «ПО «Северное машиностроительное предприятие» о взыскании 2 129 384,33 руб. зарегистрирован на сайте Арбитражного суда г. Москвы 18.12.2009 г. (дело № А40-164060/09-31-1199); и т. д. А так как «Сведения о предъявлении исков и судебные акты по судебным делам являются открытыми и общедоступными, размещены на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации www.kad.arbitr.ru, а также сайтах соответствующих арбитражных судов, например, на сайте Арбитражного суда г. Москвы www. msk.arbitr.ru, то все это вместе позволяет утверждать, что «в отношении Банка были инициированы судебные дела по искам его клиентов», а, значит, «события, связанные с неплатежеспособностью Банка, получили широкую огласку в средствах массовой информации, начиная с конца 2009 года. В течение указанного периода в печатных изданиях, на сайтах информационно-деловых изданий и информагентств были размещены многочисленные публикации и статьи, связанные с неисполнением Банком своих обязательств и возможным банкротством Банка, в том числе на сайтах www.kommersant.ru, www.banki.ru, www.bankir.ru . www.vedomosti.ru».

И эта информация, по мнению АСВ и Суда, перевешивает иную, как то: «5 июля совет директоров ЦБ одобрил МПБ реструктуризацию долга по беззалоговым кредитам на 32 млрд руб. сроком на полгода под залог судостроительных активов ОПК, «21 июля держатели евробондов 2010 года одобрили реструктуризацию долга по этим бумагам сроком на год. Банк выплатил им купон в 9% суммы долга и 5% суммы долга». Кстати, интересно, сделки по выплате купонного дохода иностранцам также будет опротестованы АСВ? Или традиционно, на деле Запад у нас более уважаем, нежели отечественные «субъекты»? 

По поводу ситуации в Межпромбанке искушенный в тонкостях отечественной банковской системы Александр Лебедев говорит следующее: «А пугачевщина, это, конечно, выданные кредиты без залогов на офшоры. ЦБ этого не видел? Может, он не туда смотрит?». Подробнее: http://bankir.ru/publikacii/s/aleksandr-lebedev-nasha-bankovskaya-sistema-i-nadzor-korrumpirovany-10001272/#ixzz1pBTbPZGI. Так вот, я в свою очередь могу сказать, что и у меня есть основания считать, что ЦБ (либо АСВ), вместо того чтобы вернуть государству реальные и большие деньги, - я имею ввиду миллиарды долларов, которые, очевидно, не могут раствориться бесследно, - в лучшем случае имитирует бурную деятельность. А в худшем - перекладывает свои проблемы на добросовестных клиентов банков. Благо отечественное законодательство это вполне позволяет.

Еще по этому делу, если хотите http://www.kommersant.ru/doc-y/1868078.


Оригинал материала размещен по адресу http://starodubcev-m-a.livejournal.com/82638.html.

 

Пресс-релизы и официальные обращения:
Защита прав застрахованных
Охарактеризовать эту историю можно так: она показательна во всем. От перечня дефектов в диагностике и лечении, приведших к смерти 37-летнего монтажника из-под Нижнего Тагила, до беспомощности обычных граждан в попытке получить справедливую оценку произошедшего.
... Этот результат анонсировался ранее, см. «…теперь нам … в суде … осталось разобраться с тем, почему необходимая медицинская помощь не была оказана Елене по месту жительства».
Оставьте свой отзыв или вопрос в нашей гостевой книге и мы Вам ответим!
 Смотреть гостевую книгу
 
Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель
Создание и продвижение сайта © ЕКА-Сайт, 2008