Социально-гуманистичесое движение «Берег»
Перейти на главную Карта сайта Обратная связь
Добро пожаловать!
22 Июля 2019 г. 18:49

Уважаемый пользователь, рады приветствовать Вас на нашем сайте, наполняемом:

- Фондом реформирования социальной сферы «Территория»,
- Общественной организацией защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение»,
- Уральским региональным отделением Международного ИнститутаГуманитарно-политических исследований (http://www.igpi.ru/), и
- Ассоциацией региональных медицинских страховщиков (АРМС) "Территория".

Извините, если Вы не можете найти заинтересовавших Вас материалов, либо даты, обозначенные на них, не отвечают действительности, но у нас не получается поддерживать сайт в идеальном состоянии.

Наши партнеры
  ООО МС «Мегус-АМТ» (обязательное медицинское страхование)

Максим Стародубцев - исполнительный директор «Мегус-АМТ», представляет Ассоциацию региональных мед.страховщиков «Территория», УрО МИГПИ, Фонд содействия реформированию социальной сферы «Территория», Региональную общественную организацию по защите прав потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» и еще целый ряд проектов, в общем-то, сочетающихся друг с другом

«Ассоциация региональных медицинских страховщиков «Территория»

ООО «Компания Остров» (правовая помощь в здравоохранении)

«Уральское отделение МИГПИ»


 
«Издание «БЕРЕГ»
Наши публикации:

Речь пойдет об уникальном социальном эксперименте, проводимом согласно правилам экономики, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя. Способно ли, с одной стороны, современное российское общество пользоваться доступными каждому гражданину, вне зависимости от его социального положения, инструментами влияния на качество государственных социальных услуг, а, с другой, заинтересован ли властный административный аппарат в такой функции? Эксперимент проводится ООО Медицинского страхования «Мегус-АМТ» в рамках обязательного медицинского страхования.

Гос. дума приняла во втором чтении  закон о обязательном медицинском страховании. За него проголосовали 370 депутатов.

"Долой глобализацию!" ( Поддерживая крупные банки, власть душит малый бизнес.) 41 (661) от 10 ноября 2008. адрес www.dkvartal.ru/ magazines/ dk-ekb/ 2008/ n41/tribuna dolojj globalizaciju.

Когда соединяют слова «медицина» и «коррупция», подразумевают обычно прегрешения в бюджетной сфере вроде нечестных конкурсов на поставку лекарств или оборудования. Но такое понимание сводит глобальную проблему к «отдельным недостаткам»...

есть и более полный вариант этого текста: «Медицина и коррупция (причем мы и Комитет 101?)»

статья Вячеслава Игрунова, директора МИГПИ.», Читать подробнее...
 

Движение «БЕРЕГ»
Социально-гуманистичесое движение «Берег»
 
О нашумевшем процессе, когда лишь суд областного уровня решился защитить «тыл» пациентов!
   09.02.2010 г.

Далее будет информация о деле, по которому Свердловский областной суд вынес решение только 04.02.2010, но о котором уже вовсю говорят СМИ: см. «Екатеринбургский пенсионер отсудил у ЦГБ №3 70 тысяч рублей за неправильно сделанный укол», http://www.nr2.ru/ekb/269035.html, «Свердловчанин получит 70 тысяч рублей за укол мимо ягодицы», http://www.e1.ru/news/spool/news_id-318043-section_id-9.html, «70 тысяч рублей за укол мимо ягодицы», http://www.zdravural.ru/?publ=188 , причем эта новость, в том или ином виде есть и обсуждается по адресам http://www.uralpolit.ru/urfo/polit/society/id_171466.html,http://kp.ru/online/news/614417/, http://www.lenta66.ru/health/2010/02/08/55458/ и т.д.

Весной прошлого, 2009г., пенсионер Г. обратился в свою страховую компанию по ОМС ("Мегус-АМТ", а куда ж еще?, шучу...) с вопросом: что делать, если не восстановилась нога, которая год назад «отнялась» после лечения в поликлинике?

С историей его страданий стоит ознакомиться подробнее. Ибо, как оказалось, в ней важны детали. В т.ч. — миллиметры. Итак, в сентябре 2008 Г. лечил остеохондроз шейного отдела позвоночника уколами препаратом диклофенак (синонимы Ортофен, Диклак, Вольтарен) в МУ ЦГБ №3. Но однажды, во время инъекции, он почувствовал сильную боль, онемение и слабость в левой стопе. До дома мужчина добрался с трудом. Не многим лучше стало на следующий день, с которого начался отчет лечения с диагнозом «посттравматическая нейропатия седалищного нерва», конкретно указывающим на причинно-следственную связь между уколом и наступившим новым заболеванием. В итоге наступили парез (слабость) стопы, на ноге похудели мышцы (возникла гипотрофия), изменилась походка.

Медико-страховая экспертиза, проведенная по жалобе Г., подтвердила не только причинение вреда здоровью вследствие инъекции, но и выявила дефекты качества медицинской помощи, оказанной в ЦГБ №3 в последующем. Оценить ущерб пациента должен был суд. Иск в защиту застрахованного к ЦГБ, отвечающей за действия своих работников, был подготовлен начальником юридического отдела страховой компании Пестовой Е.Н.. Истец просил возместить расходы на лекарства и моральный вред, причиненный вследствие повреждения здоровья.

Однако суд Железнодорожного района г.Екатеринбурга, назначил дополнительную, судебно-медицинскую экспертизу в Областном судебно-медицинском бюро. И, по ее получении, больница построила защиту на утверждении, что диклофенак является препаратом повышенной токсичности и наступившее у Г. осложнение «является непредсказуемым..., непредотвратимым», несмотря на правильные действия мед.сестры процедурного кабинета. В доказательство своих доводов юрист больницы представила аннотацию к лекарственному препарату с указанными в ней возможными осложнениями и объяснительную записку, написанную на имя главврача мед.сестрой уже после принятия дела к производству судом, т.е. через год (!) после происшествия.

В судах по определению ущерба пациента в следствии дефектов медицинской помощи мнения областной суд.мед.экспертизы играет важнейшее значение, особенно, если оно допускает «неоднозначную» трактовку. И так, как точной наукой медицина до сих пор не является, то мнение судьи при отсутствии прямого указания вины мед.экспертами может быть весьма субъективно.

Напомним, что с начала 2009 года экспертизы СОБ СМЭ по гражданским делам проводятся платно, и стоят немаленькие, особенно для частного лица, деньги. В частности экспертиза, проведенная по делу Г., обошлась больнице в сумму более 30 тыс. руб. Вообще при проведении суд.медэкспертизы возникают серьезные проблемы правового и морально-этического характера, о которых мы не раз высказывались (см. http://www.e1.ru/news/spool/news_id-304027.html, http://www.1tv.ru/news/other/154445, (в передаче 28.10.2009 «Страховые выплаты и судебно-медицинская экспертиза – вопросы и ответы»), http://www.rg.ru/2010/01/21/reg-ural/strahovanie.html): по гражданскому законодательству, обязанность доказывать отсутствие своей вины возлагается на ответчика — причинителя вреда, т.е. на больницу, которая и должна оплатить назначенную судом экспертизу. Однако и больница, и СОБ СМЭ имеют единую подчиненность — органам управления здравоохранения. Вопрос: насколько объективна экспертиза, оплаченная виновником причинения вреда пациенту, при том что и виновник, и эксперт не заинтересованы в «вынесении сора из избы совместного проживания»? Это только одна из проблем. Вторая — единство пресловутого врачебного сообщества, особо эффективное в пределах одного города (региона). Третья — обязанность проигравшей стороны возместить расходы больницы на экспертизу.

Возвращаясь к нашему делу, заключение судебно-медицинских экспертов по делу Г. предполагало полное освобождение больницы от ответственности. Эксперты, в обоснование такого сценария, указали: «повреждение нервного ствола может быть механическим (иглой) и химическим» (а диклофенак, в принципе, обладает таким действием). При этом «любая инъекция в ягодичную область сопряжена с риском повреждения седалищного нерва у людей с анатомическими особенностями его прохождения».

На основании заключения, составленного «уполномоченной организацией, имеющей лицензию... лицами, обладающими специальными познаниями... при исследовании необходимого и достаточного материала», Железнодорожный суд отказал в удовлетворении требований истца.

Этот результат нас, если честно, огорошил. Дело в том, что в результате такого решения создались юридические предпосылки к тому, то бы любой человек, идущий на внутримышечную инъекцию, простите за вульгаризм, в свою «пятую точку», трезво понимал, что он находится в состоянии «непредотвратимости» нового заболевания. А, еще, получала полноценную правовую поддержку (иногда) звучащая в кулуарах больницы угроза: «будешь жаловаться, мы тебе так укол поставим, что половина ж..... отвалится». Аналогом казуистики подобных решений является, разве что, обоснование необходимости страховать риск осложнений, якобы возникающий при томографическом обследовании (на аппаратуре фирмы «Siemens», см. http://www.ostrow.ru/oborudovanie-simens.html , «Оборудование фирмы Сименс угрожает здоровью свердловчан», http://www.mk-ural.ru/article-2009-47-3-1-2169, «Тайна томографа», (МК-Урал № 47 от 24.11.1600)). К слову — на официальный запрос о потенциальной вредоносности этой медицинской аппаратуры мы от «фирмачей» ответа не получили. Может и вправду она опасна для здоровья больше чем вольтарен, которым кололи г-на Г. ?

К слову — и то и другое оправдание действий медиков «со стороны» выглядит как очевидная «интеллектуальная виртуозность». Не более того. Но, получается, она работает! Обеспечивая безнаказанность нарушений прав пациентов.

В данном случае «Мегус-АМТ», участвующий в деле на стороне истца, посчитал необходимым обжаловать решение первой инстанции в Свердловском областном суде. Не смотря на то, что довольно редко встречается: не только пересмотр решения нижестоящей инстанции вышестоящей, но и возвращение дела на новое рассмотрение. В кассационной жалобе страховая компания указала, что имеющееся судебное решение базируется на недоказанных обстоятельствах (особая восприимчивость к токсичности препарата, либо анатомические особенности организма Г.). Соблюдение же технологии укола доказывается медсестрой - лицом, не только потенциально виновным, но находящимся в служебной и материальной зависимости от ответчика.

При внимательном прочтении аннотаций к препарату выясняется, что в качестве побочных действий диклофенака (при внутримышечном применении) указаны лишь переферическая (т.е.поверхностная) нейропатия, образование инфильтрата, абсцесса, чувство жжения в месте инъекции. В принципе, такие осложнения могут возникать после любой инъекции и отнюдь не свидетельствует об особой токсичности. И если бы диклофенак мог поражать нервный ствол на расстоянии, то он вряд ли попал бы в список лекарств, разрешенных к применению. Рассуждения экспертов о том, что «любые люди с анатомическими особенностями нерва входят в группу повышенного риска», не имеют никакого отношения к конкретному пациенту Г., ранее неоднократно получавшему уколы (в том числе и диклофенак) в пострадавшую область.

В самом деле, вероятность наступления тяжелого, нигде не описанного осложнения от инъекции распространеннейщим препаратом в десятки тысяч (!) раз меньше, чем вероятность ошибки мед.сестры. А при наличии хотя бы ничтожной доли шанса, что такая ошибка была, освобождать больницу от ответственности у суда нет оснований.

Можно понять судью, которая не обязана знать «медицинские тонкости», но оправдать заключение комиссии СОБ СМЭ можно (если думать о людях хорошо) только ее состраданием к проштрафившимся коллегам.

В итоге, 04 февраля 2010 г. Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда признала доводы кассационной жалобы «Мегус-АМТ» обоснованными, отменила решение суда первой инстанции, и. не передавая дело на новое рассмотрение, удовлетворила исковые требования Г., взыскав с ЦГБ №3 в его пользу возмещение расходов на лечение и компенсацию морального вреда в размере 70 000 руб.

Нам остается в очередной раз констатировать, что больница просчиталась, не признав свои ошибки сразу и оспорив выводы страховой экспертизы в судебно-медицинском бюро. С учетом ее затрат на оплату суд.медэкспертизы, было бы дешевле договориться с пострадавшим пациентом миром.

Так же, во избежании соблазна последовать дурному примеру своих коллег из г.Кушва, предлагающих врачам расплатиться с пострадавшим из собственного кармана, напоминаем, что убытки возмещаются по закону ЛПУ (а не конкретным человеком или группой лиц), как юр.лицом-работодателем медиков, нарушивших порядок.

 

Пресс-релизы и официальные обращения:
Защита прав застрахованных
Охарактеризовать эту историю можно так: она показательна во всем. От перечня дефектов в диагностике и лечении, приведших к смерти 37-летнего монтажника из-под Нижнего Тагила, до беспомощности обычных граждан в попытке получить справедливую оценку произошедшего.
... Этот результат анонсировался ранее, см. «…теперь нам … в суде … осталось разобраться с тем, почему необходимая медицинская помощь не была оказана Елене по месту жительства».
Оставьте свой отзыв или вопрос в нашей гостевой книге и мы Вам ответим!
 Смотреть гостевую книгу
 
Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель
Создание и продвижение сайта © ЕКА-Сайт, 2008