Социально-гуманистичесое движение «Берег»
Перейти на главную Карта сайта Обратная связь
Добро пожаловать!
11 Декабря 2018 г. 19:10

Уважаемый пользователь, рады приветствовать Вас на нашем сайте, наполняемом:

- Фондом реформирования социальной сферы «Территория»,
- Общественной организацией защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение»,
- Уральским региональным отделением Международного ИнститутаГуманитарно-политических исследований (http://www.igpi.ru/), и
- Ассоциацией региональных медицинских страховщиков (АРМС) "Территория".

Извините, если Вы не можете найти заинтересовавших Вас материалов, либо даты, обозначенные на них, не отвечают действительности, но у нас не получается поддерживать сайт в идеальном состоянии.

Наши партнеры
  ООО МС «Мегус-АМТ» (обязательное медицинское страхование)

Максим Стародубцев - исполнительный директор «Мегус-АМТ», представляет Ассоциацию региональных мед.страховщиков «Территория», УрО МИГПИ, Фонд содействия реформированию социальной сферы «Территория», Региональную общественную организацию по защите прав потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» и еще целый ряд проектов, в общем-то, сочетающихся друг с другом

«Ассоциация региональных медицинских страховщиков «Территория»

ООО «Компания Остров» (правовая помощь в здравоохранении)

«Уральское отделение МИГПИ»


 
«Издание «БЕРЕГ»
Наши публикации:

Речь пойдет об уникальном социальном эксперименте, проводимом согласно правилам экономики, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя. Способно ли, с одной стороны, современное российское общество пользоваться доступными каждому гражданину, вне зависимости от его социального положения, инструментами влияния на качество государственных социальных услуг, а, с другой, заинтересован ли властный административный аппарат в такой функции? Эксперимент проводится ООО Медицинского страхования «Мегус-АМТ» в рамках обязательного медицинского страхования.

Гос. дума приняла во втором чтении  закон о обязательном медицинском страховании. За него проголосовали 370 депутатов.

"Долой глобализацию!" ( Поддерживая крупные банки, власть душит малый бизнес.) 41 (661) от 10 ноября 2008. адрес www.dkvartal.ru/ magazines/ dk-ekb/ 2008/ n41/tribuna dolojj globalizaciju.

Когда соединяют слова «медицина» и «коррупция», подразумевают обычно прегрешения в бюджетной сфере вроде нечестных конкурсов на поставку лекарств или оборудования. Но такое понимание сводит глобальную проблему к «отдельным недостаткам»...

есть и более полный вариант этого текста: «Медицина и коррупция (причем мы и Комитет 101?)»

статья Вячеслава Игрунова, директора МИГПИ.», Читать подробнее...
 

Движение «БЕРЕГ»
Социально-гуманистичесое движение «Берег»
 
Об обесценивании права: как временем, так и исходом.
   15.12.2013 г.

Об обесценивании права: как временем, так и исходом.

В начале истории нашего очередного разбирательства сообщу две причины, которые останавливают многих, желающих через суд, т.е. цивилизованно и спокойно, установить наличие того, что именуется «врачебной ошибкой»….

Первая – срок. Ибо даже с момента обращения с жалобой в нашу (ныне не существующую), по-своему показательную организацию, до вынесения решения суда в первой (!) инстанции, прошло более года. Из которого большая часть времени прошла в ожидании результатов назначенной судом судебно-медицинской экспертизы.

А вторая – ничтожная сумма возмещения.

Все вместе взятое и дает основание расценивать подобную организацию защиты прав пациента как издевательство над ним (его родственниками).  Повторяю – при заинтересованном и доброжелательном отношении к обращению. Вначале - со стороны медицинского страховщика по полису ОМС, потом – общественной организации. Согласитесь – что и это редкость.

Именно поэтому я и утверждаю (см., в частности, «Эксперт-Урал», 14.10.13., На что жалуетесь  ): «… 99% населения на вопрос, нужен ли выбор СМО, ответит «нет», потому что не видит в нем ничего кроме постоянной смены полисов. Система ОМС не справляется с социальной функцией, на нее возложенной. Пациенты чуть ли не дерутся с медицинским персоналом, требуют судов, крови — градус неприятия высок. Задачей СМО было сделать так, чтобы человек не ругался с врачами, а мог объективно определить качество оказанной ему медицинской помощи». 

Основанием для обращения в суд послужила смерть Александра П., умершего в Городской больнице Верхнего Тагила 03.06.12.

В суд обратились мать Александра (80 лет) и его вдова Елена, родившая Александру двух дочерей, младшая из которых появилась на свет уже после смерти отца. По мнению истцов смерть Александра была связана с халатным бездействием медицинского персонала больницы, которое они наблюдали все четыре дня, пока Александр там находился.

Итак (здесь будет относительно подробное изложение истории, для того, что бы можно было бы представить относительно полную картину произошедшего):

30 мая 2012г. в связи с желудочно-кишечным кровотечением Александр П. был в экстренном порядке госпитализирован в хирургическое отделение Городской больницы г. Верхний Тагил.

В первые сутки нахождения Александра в больнице (до 6 часов утра 31.05.12, у его кровати дежурила сестра), не смотря на то, что ночью у него была кровавая рвота, из необходимого обследования были взяты только анализы крови и мочи. 31 мая сделали ЭКГ, рентгенограмму грудной клетки – только 02 июня. Другие диагностические исследования не проводились, первоначальный диагноз (синдром Мэллори-Вейсса, т.е. поверхностные разрывы слизистых оболочек пищевода и желудка) не пересматривался. Видимо и здесь (см., например, «в очередной раз: «О функции Бога» в здравоохранении…». , http://starodubcev-m-a.livejournal.com/101720.html ) свою роль в негативном отношении к пациенту сыграла информация о наличии «злоупотреблений» (в  медицинской документации имеются указания на запой и алкогольную интоксикацию).

Трое с половиной суток пациент находился под наблюдением медицинского персонала ответчика, рядом с ним все время дежурили родственники, осуществлявшие уход, – жена, старшая дочь, сестра, двоюродный брат, племянник, навещали друзья (согласитесь – такое внимание не свойственно «алкоголику», каким, в последствии, было выгодно на суде представить больного). По назначению врача, родственники покупали и приносили в больницу лекарства.

Кровотечение периодически возобновлялось, держалась температура, была слабость. Но, несмотря на перевод в реанимационное отделение, по словам врачей, состояние его оценивалось как стабильное и нетяжелое. Врачи в целом были настроены оптимистично и, вероятно, поэтому особого внимания пациенту не уделяли. Позже, когда родственники Александра узнали, что в медицинской карте имеются листы наблюдения с почасовыми данными артериального давления, пульса, частоты дыхания и другими показателями, они сочли  их «приписками», потому что в их присутствии (а кто-нибудь из них был в больнице почти постоянно) никто таких измерений каждый час не проводил.

Жену Александра, Елену, вызвали в больницу по телефону за полчаса до его смерти, в 0:55 час. в ночь на 3 июня 2012г. Через 10 минут (в 1:05 час) в больнице ей сказали, что необходимо срочно подписать согласие на искусственную вентиляцию легких (ИВЛ), время идет на секунды. Согласие, конечно, было подписано, однако в 1:30 час врачи сообщили о смерти Александра. Позже выяснилось, что подключение ИВЛ было рекомендовано врачом ТЦМК (Территориального центра медицины катастроф) ещё в 0:15 час, о чем имеется запись в медицинской карте. А когда Александру стало совсем плохо, дежурного врача к нему вызывала не медсестра реанимации, обязанная наблюдать за состоянием больных, а сосед по палате.

Не имелось и препятствий для проведения ИВЛ без согласия родственников (ч.9,10 ст.20 ФЗ «Об охране здоровья граждан в РФ»), но теперь есть основания считать, что  под надуманным предлогом жизненно необходимая реанимационная помощь была оказана запоздало.

В протоколе патологоанатомического исследования и выданной справке о смерти в качестве причины исхода заболевания указаны тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА), возникшая вследствие отрыва тромбов глубоких вен нижних конечностей и двусторонняя пневмония. Т.е. диагнозы,  при жизни Александра не установленные, хотя клиническая картина ТЭЛА имела место у Александра еще 1 июня 2012г.

Не был выполнен в части обязательного объема осмотра пациента хирургического стационара, оценки степени риска развития у тромбоэмболии легочной артерии, проведения профилактических и лечебных мероприятий Протокол ведения больных в хирургических отделениях медицинских организаций в целях профилактики тромбоэмболии легочной артерии, утв. приказом Минздрава России от 09.06.2003 г. №233.  И это не смотря на то, что  у Александра имелась совокупность факторов риска развития ТЭЛА – рецидивирующее кровотечение, избыточный вес, иммобилизация (неподвижность), тромбоз глубоких вен нижних конечностей.

Более того, согласно протоколу патологоанатомического вскрытия, причиной рецидивирующих желудочных кровотечений послужил не т.н. синдром Мэллори-Вейсса, а острая язва желудка диаметром 2,2 см, не установленная при жизни пациента.

А теперь «пара слов» о правилах ведения больных, для выполнения которых уже нет технологических препятствий: все больные с желудочным кровотечением (и даже только с подозрением на него) подлежат немедленному направлению в хирургический стационар с возможностью круглосуточной эндоскопии. Минимум диагностических исследований в первые 2 часа  включает: выведение содержимого желудка зондом, пальцевое исследование прямой кишки, фиброгастродуоденоскопию (ФГДС) и рентгенографию легких. Обязанности персонала: экстренная верификация факта кровотечения и его причины, оценка тяжести кровопотери, экстренная диагностическая ФГДС, формулировка развернутого диагноза, неотложная медицинская помощь с целью остановки кровотечения (как правило, оперативная). Данные рекомендации являются общеизвестными, общеприменимыми в хирургической практике и должны быть известны каждому квалифицированному врачу-хирургу. Персоналом Верхне-тагильской больницы требования протокола были нарушены: минимум диагностических исследований не выполнен ни в первые 2 часа, ни в последующие 3,5 суток; профилактика тромбоэмболии легочной артерии не проводилась, медицинская помощь оказывалась пациенту несвоевременно, не в полном объеме и неадекватно имевшимся заболеваниям; привлечение к лечебно-диагностическому процессу консультанта ТЦМК оказалось несвоевременным, и данные им рекомендации выполнены запоздало.

В СМИ об этом:

Just­Media 21.10.13. В Верхнем Тагиле суд оценил смерть мужчины, умершего из-за халатности врачей, всего в 120 тысяч рублей   ; REGNUM,  21.10.13. Родственники умершего свердловского пациента не удовлетворены компенсациями, назначенными судом  и, традиционно Диагноз поставили «на глазок» у наших партнеров:

logo

 

Пресс-релизы и официальные обращения:
Защита прав застрахованных
Охарактеризовать эту историю можно так: она показательна во всем. От перечня дефектов в диагностике и лечении, приведших к смерти 37-летнего монтажника из-под Нижнего Тагила, до беспомощности обычных граждан в попытке получить справедливую оценку произошедшего.
... Этот результат анонсировался ранее, см. «…теперь нам … в суде … осталось разобраться с тем, почему необходимая медицинская помощь не была оказана Елене по месту жительства».
Оставьте свой отзыв или вопрос в нашей гостевой книге и мы Вам ответим!
 Смотреть гостевую книгу
 
Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель
Создание и продвижение сайта © ЕКА-Сайт, 2008