Социально-гуманистичесое движение «Берег»
Перейти на главную Карта сайта Обратная связь
Добро пожаловать!
14 Ноября 2019 г. 11:37

Уважаемый пользователь, рады приветствовать Вас на нашем сайте, наполняемом:

- Фондом реформирования социальной сферы «Территория»,
- Общественной организацией защиты потребителей медицинских услуг «Здравоохранение»,
- Уральским региональным отделением Международного ИнститутаГуманитарно-политических исследований (http://www.igpi.ru/), и
- Ассоциацией региональных медицинских страховщиков (АРМС) "Территория".

Извините, если Вы не можете найти заинтересовавших Вас материалов, либо даты, обозначенные на них, не отвечают действительности, но у нас не получается поддерживать сайт в идеальном состоянии.

Наши партнеры
  ООО МС «Мегус-АМТ» (обязательное медицинское страхование)

Максим Стародубцев - исполнительный директор «Мегус-АМТ», представляет Ассоциацию региональных мед.страховщиков «Территория», УрО МИГПИ, Фонд содействия реформированию социальной сферы «Территория», Региональную общественную организацию по защите прав потребителей медицинских услуг «Здравоохранение» и еще целый ряд проектов, в общем-то, сочетающихся друг с другом

«Ассоциация региональных медицинских страховщиков «Территория»

ООО «Компания Остров» (правовая помощь в здравоохранении)

«Уральское отделение МИГПИ»


 
«Издание «БЕРЕГ»
Наши публикации:

Речь пойдет об уникальном социальном эксперименте, проводимом согласно правилам экономики, ориентированной на удовлетворение интересов потребителя. Способно ли, с одной стороны, современное российское общество пользоваться доступными каждому гражданину, вне зависимости от его социального положения, инструментами влияния на качество государственных социальных услуг, а, с другой, заинтересован ли властный административный аппарат в такой функции? Эксперимент проводится ООО Медицинского страхования «Мегус-АМТ» в рамках обязательного медицинского страхования.

Гос. дума приняла во втором чтении  закон о обязательном медицинском страховании. За него проголосовали 370 депутатов.

"Долой глобализацию!" ( Поддерживая крупные банки, власть душит малый бизнес.) 41 (661) от 10 ноября 2008. адрес www.dkvartal.ru/ magazines/ dk-ekb/ 2008/ n41/tribuna dolojj globalizaciju.

Когда соединяют слова «медицина» и «коррупция», подразумевают обычно прегрешения в бюджетной сфере вроде нечестных конкурсов на поставку лекарств или оборудования. Но такое понимание сводит глобальную проблему к «отдельным недостаткам»...

есть и более полный вариант этого текста: «Медицина и коррупция (причем мы и Комитет 101?)»

статья Вячеслава Игрунова, директора МИГПИ.», Читать подробнее...
 

Движение «БЕРЕГ»
Социально-гуманистичесое движение «Берег»
 
950 тысяч за смерть ребенка и утрату здоровья матери
   06.02.2011 г.

Наконец-то суд «по достоинству» начал оценивать фатальные ошибки медицинских работников.

Только 01 февраля 2011г., женщина, по вине врачей потерявшая ребенка и возможность рожать, получила на руки мотивировочное решение суда, состоявшегося 31 декабря 2010г. (см. http://starodubcev-m-a.livejournal.com/21101.html).

Но несмотря на такую задержку в получении решения, мы не будем предъявлять претензий г-же Фемиде. По очень простой причине: 31 декабря прошлого года Н-ский городской суд решил взыскать с Н-кой центральной районной больницы компенсацию морального вреда, причиненного пациентке в связи с некачественным оказанием медицинской помощи, в размере 950 000 рублей. Произошедшее свидетельствует о том, что медицинские «косяки» «достали» не только пациентов, но и судей, вынужденных все чаще разбираться в чрезвычайно сложных и, как правило, трагических для потерпевших «врачебных делах». Ведь сумма компенсации ущерба, присужденная одной (!), и не частной, а муниципальной (бюджетной) больнице небольшого уральского города для Свердловской области беспрецедентна. Взять хотя бы исход нашего недавнего дела, когда системные огрехи медицинской помощи были не менее очевидны и так же трагичны (см. «Соломоново решение» по иску о качестве медицинской помощи — http://starodubcev-m-a.livejournal.com/20542.html). И поэтому можно представить давление, которое пришлось пережить судье со стороны районных властей, что, собственно, и объясняет проволочку в подготовке текста решения.

Особую значимость данного спора мы видим не только в размере материальной компенсации, что, как минимум, заставит поменять отношение руководства больницы к своим обязанностям. В этом процессе в очередной раз ярко проявилась проблема круговой поруки в медицинской среде, настроенной не столько на преодоление сложившихся в ней системных пороков, сколько на максимальное их сокрытие, в т.ч. под эгидой формальной «врачебной солидарности», спасающей реноме конкретного медика, но дискредитирующей всю отрасль.

Напоминаю, мы в своих заключениях руководствуемся не эмоциями, как например, в шумном деле Ярослава Колосова (http://www.rian.ru/society/20110131/328758217.html, http://yarik-kolosov.livejournal.com), а экспертной позицией, за которую несем полную ответственность и, порой, имеем реальные проблемы.


Следующий текст подготовлен на основе нашего искового заявления.

Беременность молодой жительницы Н-ска Елены (имя изменено) протекала, в общем-то, нормально, если бы не одно «но» – прикрепление плаценты было таково, что требовало особо внимательного наблюдения. В сроке 36-37 недель такие женщины, согласно медицинским стандартам, должны направляться для консультации в перинатальный центр для решения вопроса о месте и тактике их планового родоразрешения, поскольку консервативные (обычные) роды для них не всегда оптимальны, зачастую безопаснее для мамы и ребенка провести кесарево сечение или родоразрешить под наблюдением специалистов областного центра.

Елена строго соблюдала назначения, проходила осмотры и обследования, для проведения УЗИ ездила в платный медицинский центр Екатеринбурга, где в сроке 36 недель ей рекомендовали провести допплерографию и, по показаниям, - кесарево сечение. Вернувшись в Н-ск, Елена обратилась за советом к своим врачам, но ей сказали: «не слушай никого, у нас с такой патологией рожают сами». Семья Елены доверяла н-ским врачам, но, как оказалось, напрасно.

На 40-й неделе беременности, проснувшись, женщина обнаружила небольшое кровотечение и сразу же обратилась в Н-скую больницу. Однако в роддоме, куда ее оформили 05.(....).09, никто не обеспокоился, Елену «укололи» витаминами и назначили ряд стандартных анализов, ни один из которых в день поступления не был взят.

В ночь на 06.(....).09 у Елены начались схватки. Женщина страдала от сильных болей, у нее появились и нарастали иные неблагоприятные симптомы, однако на призывы о помощи никто не откликался – единственный дежурный врач принимала роды у других рожениц, акушерка велела «не стонать, а ждать, пока освободится врач». Сколько времени пришлось терпеть, Елена сказать не может, однако помнит, что к девяти утра она уже не могла встать с постели. Когда в освободившуюся родовую палату ее привели под руки, Елену так трясло, что ей с трудом смогли поставить внутривенный катетер. Но, что еще хуже, у женщины не осталось сил для того чтобы тужиться во время начавшихся родов, и тогда врач «помогала» ей, давя всем телом на живот и колола стимуляторы. Не удивительно, что родившийся мальчик молчал и, когда стали выдавливать послед, Елена потеряла сознание. Очнувшись через сутки, Елена узнала, что ее сын в коме, ей сделали две операции и у нее больше никогда не будет своих детей. Чуть позже у нее начались грипп и пневмония (на назначенные врачами процедуры из одного здания больницы в другое пациенты ходят по улице, а мороз зимой 2009 года был неслабый) и до весны 2010г. Елена вынуждена была лечиться в Н-ске и Екатеринбурге. Спустя месяц, не выходя из комы, родившийся мальчик умер. Родственникам Елены, пока она лежала в реанимации, озвучили сомнительный прогноз и на ее выживание. Отец Елены, в это время лечившийся в терапии той же больницы, пытался выяснить обстоятельства произошедшего, однако услышал лишь жесткую отповедь: «нечего здесь цирк устраивать». В конце концов, родственникам объяснили, что во всем «виновато» возникшее у Елены «внезапно и непредсказуемо» грозное осложнение – эмболия околоплодными водами, от которой роженицы как правило умирают, но героическими усилиями врачей Елену спасли, поэтому жаловаться на их действия нет оснований. Тем более, что на стражу интересов больницы встал и медицинский страховщик, по полису которого Елена получала медицинскую помощь, и который, по версии законодателей и Минздрава, должен быть «адвокатом пациента». Заключение «независимой экспертизы» такого страховщика, пришедшей к тем же выводам, что и больница, послужило основанием для того, что бы Н-кая прокуратура, куда обратилась семья Елены, отказала в возбуждении уголовного дела, взяв формальные объяснительные у врачей.

Так бы это дело и закончилось, если бы не настойчивость пострадавших, уверенных в необходимости прекратить безнаказанность больницы и сговор с нею лиц, по закону обязанных контролировать качество медицинской помощи. Им, если честно, повезло, т. к. поиски справедливости их привели к нам (напомним, в Свердловской области граждане имели право менять полис страховщика по ОМС еще до появления новой редакции закона о медицинском страховании), что позволило успеть в срок исковой давности провести новую экспертизу качества медицинской помощи. И, действительно, оснований для обращения в суд с иском к Н-кой ЦРБ обнаружилось достаточно.

Наш эксперт, гинеколог с большим стажем, обратила внимание на то, что со стороны Н-кой ЦРБ были нарушены стандарты медицинского наблюдения. Данные Елене в областном центре рекомендации о проведении допплерографии, кесарева сечения были правильными и могли спасти как жизнь ребенка, так и здоровье самой Елены, при их соблюдении врачами ответчика. Далее эксперт, указав на бездействие врачей в день поступления Елены в роддом, делает вывод, что трагических последствий можно было избежать, если бы врач, даже дотянув дело до начала родовой деятельности, применила тактику экстренных родов с одновременным оказанием роженице интенсивной медицинской помощи в условиях операционной. Все это позволило бы сократить время родов, избежать тяжелейшего повреждения головного мозга ребенка, исключить массивную кровопотерю с развитием тяжелейших осложнений, потребовавших удаления детородных органов. Сам по себе выставленный диагноз эмболии, освободивший, по мнению больницы и предыдущей медико-страховой экспертизы, врачей от всякой ответственности, вызывает большие сомнения, поскольку не подтвержден объективными данными, а клиническая картина эмболии схожа с картиной развившегося от кровопотери шока. Если же эмболия у Елены действительно была, то остается только удивляться спасению ее жизни не благодаря, а вопреки неправильным действиям медиков. Врачи ответчика не только бездействовали в части оказания должной медицинской помощи, но и своими усилиями (такими как стимуляция родовой деятельности, давление на живот роженицы), прямо способствовали развитию этого действительно грозного и в подавляющем большинстве случаев смертельного осложнения.

В дальнейшем были сформулированы вопросы, подлежащие разрешению Областной судебно-медицинской экспертизой, проведенной судом по ходатайству истцов и нового страховщика. Выводы судебно-медицинских экспертов подтвердили все факты, установленные новой страховой компанией.

Доводы ответчика в судебном заседании поражают своей беспомощностью. Так, заведующая отделением роддома, врач, принимавшая роды у Елены, мотивировала свое бездействие тем, что в роддоме отсутствуют оборудование, должный персонал, медикаменты для оказания надлежащей медицинской помощи. Единственный работающий анестезиолог на момент родов у Елены обслуживал другого пациента в другом здании больницы. Препаратов для наркоза в роддоме нет, как и крови для экстренного переливания пациенткам. Все эти трудности, обусловленные недостатком финансирования здравоохранения, по мнению представителя администрации, выступающей в суде, освобождают врачей от ответственности перед пациентами. Вот страховая компания, от полиса которой отказалась истица, по заявлению администрации ЦГБ, «хорошо понимает трудности больницы и не предъявляет претензий, не то, что некоторые другие».

Этот выпад наглядно показывает путаницу в медицинской среде. Принципиальная позиция страховой компании основывается не на требовании уголовного наказания врачей, вынужденных работать в условиях, предложенных государством, а должна преследовать противоправные действия лечебных учреждений в рамках гражданского процесса, исключительно в целях восстановления нарушенных прав своих застрахованных.

Мы считаем, что если больница не в состоянии выполнять медико-экономические стандарты оказания медицинской помощи согласно своему уровню аккредитации в системе здравоохранения, то органы управления здравоохранением должны быть, как минимум, поставлены в известность об этом администрацией больницы. Главный врач, в свою очередь, должен быть официально (!) извещен  заведующими подразделениями о том, что надлежащая работа врачей невозможна вследствие отсутствия условий для этого. Однако ни в одном судебном процессе соответствующих документов никто не видел. Мы осуждаем попустительство страховых компаний бездействию лечебных учреждений в части должного врачевания пациентов. Мы считаем недопустимым такую «корпоративную солидарность», в отсутствии которой представитель больницы обвинила нашего эксперта, участвовавшего в суде на стороне пациентки.

Даже при существующих условиях, при соблюдении ответчиком элементарного требования нормативного стандарта – о своевременном направлении Елены в перинатальный центр, непоправимых трагических последствий можно было избежать. Самонадеянность врачей, утверждающих, что «у них пациентки с патологиями рожают сами», а затем в суде плачущихся на отсутствие всего и вся, трудно объяснима и может служить лишь отягчающим вину больницы обстоятельством.

Противоправное бездействие ответчика, установленное судом, подтвердило все доводы искового заявления и позволило вынести суду справедливое решение. Согласно решению Н-ского городского суда от 31.12.10, в пользу Елены и членов ее семьи взыскана компенсация морального вреда на общую сумму в размере 950 000 рублей, а также возмещение расходов на погребение погибшего сына Елены. Решению предстоит пройти через Свердловский областной суд, так как ответчик намерен подавать кассационную жалобу. К счастью, позиция областного суда в последнее время неизменна: за врачебную халатность лечебное учреждение должно нести ответственность, и мы надеемся, что решение суда первой инстанции вступит в силу. Полученные денежные средства семья планирует потратить на участие Елены в программе суррогатного материнства. Поэтому мы просим с пониманием отнестись к нежеланию пациентки предавать особой огласке ее проблемы.


Материал подготовлен на основании отчета начальника юридической службы ООО МС «Мегус-АМТ» Пестовой Е.Н., с ним так же можно ознакомиться по адресу http://starodubcev-m-a.livejournal.com/24483.html).

СМИ об этом писали, в частности:

 

Пресс-релизы и официальные обращения:
Защита прав застрахованных
Охарактеризовать эту историю можно так: она показательна во всем. От перечня дефектов в диагностике и лечении, приведших к смерти 37-летнего монтажника из-под Нижнего Тагила, до беспомощности обычных граждан в попытке получить справедливую оценку произошедшего.
... Этот результат анонсировался ранее, см. «…теперь нам … в суде … осталось разобраться с тем, почему необходимая медицинская помощь не была оказана Елене по месту жительства».
Оставьте свой отзыв или вопрос в нашей гостевой книге и мы Вам ответим!
 Смотреть гостевую книгу
 
Все права принадлежат авторам материалов, если не указан другой правообладатель
Создание и продвижение сайта © ЕКА-Сайт, 2008